наверх
Элизабет Лейрд. Тайны «Бесстрашного»
13 сентября 2007

Лейрд Э. Тайны «Бесстрашного»: Роман / Пер. с англ. М.Виноградовой; Ил. на обл. С.Борисовой. — М.: Эгмонт Россия Лтд., 2007. — 447 с.: ил.

Действие романа Элизабет Лейрд (род. в 1943 году) «Тайны “Бесстрашного”» («Secrets of the Fearless», 2005) разворачивается во времена наполеоновских войн. Главные герои, юнги с линкора «Бесстрашный» Джон Барр и Кит Смит (двенадцати и тринадцати лет) оказываются втянутыми в «тёмный и зловещий мир морского шпионажа». Им поручается, ни много ни мало, разоблачить французскую шпионскую сеть, действующую против Англии. Разумеется, задание будет выполнено, а приключений, которые выпадут на долю героев, не счесть.

В этом смысле роман английской писательницы не лучше и не хуже многих ему подобных. С той только разницей, что автор «Тайн…» — «девочка», и уж она постаралась сделать свою книгу интересной не только мальчикам.

Пожалуй, это даже хорошо: лишь немногие из классических приключенческих романов написаны с учётом девчачьей аудитории. Но увы, в стремлении усилить «женскую» линию своего сочинения Лейрд допустила сразу несколько натяжек. К примеру, на свой первый бал Катрин (она же — юнга Кит) отправилась в тринадцать лет, а полноправной наследницей погибшего отца сделалась в четырнадцать, что противоречит принятым в то время светским правилам и юридическим нормам. Впрочем, законы авантюрного жанра подобное вполне допускают.

К достоинствам романа, помимо увлекательности, можно отнести его познавательность. Реалии флотской жизни времён Нельсона выписаны весьма подробно, начиная от способов вербовки рекрутов и кончая уставной формулой передачи приказов, устных отчётов и прочих сведений через третье лицо: «Мистер Такой-то выражает своё почтение и спрашивает…»

Недостатки замечаешь не сразу, а, так сказать, по мере накопления. И груз ответственности за них лежит не на авторе.

Первое представление о небрежности, с которой сделана вся книга, даёт карта, помещённая перед «Вступлением»: город Эдинбург, столица Шотландии, назван «Эдиньбургом».

Дальше — офицеры, снующие среди матросов «с линёками в руках»; новобранцы, которые «угрюмо волочились за моряками»«устремлённые на корабли бледные лица солдат»«голая спина коня»; платье Катрин из «белого, плывущего муслина, поверх которого развивался второй слой из сияющего белого атласа»…

А речь героев? То «офицер и джентельмен» мистер Эрскин сбивается на грубоватый «народный» говорок, то юнга «из простых» начинает изъясняться, как школьный учитель. К счастью, недолго.

Количество «перлов», «украшающих» роман, достаточно велико. Может быть, это не так уж страшно. Может быть, это даже не слишком заметно — детскому неопытному глазу. Но ведь никто ещё, кажется, не отменял ответственности издателя перед читателем. Тем более, читателем юным.

Лариса Четверикова