наверх
Ольга Лукас. Золушки на грани
04 мая 2007

Лукас О. Золушки на грани: [Сб. рассказов] / Худож. В.Камаев. — М.: Гаятри / Livebook, 2007. — 128 с.: ил.

Похоже, время добрых сказочек прошло. Сочинителю трудно убедить милых деток (то есть читателей) в том, что добродетели прошлых столетий по-прежнему неотвратимо вознаграждаются. Восторженные романтики смешны, наивные барышни раздражают, а вера в добро, гармонию и справедливость плохо укладывается в картину реального мира.

Пришла пора взглянуть на сказочных героев глазами старого, мудрого, не так чтоб очень циничного, но мыслящего трезво и здраво рассказчика правдивых историй.

Впрочем, старость — условие необязательное. А вот здравомыслие, ироничность и находчивость приветствуются.

Перечисленными качествами (кроме старости) в достаточной мере обладает автор «Золушек на грани».

Герои представленных здесь историй — привычные персонажи известных сказок, басен и легенд. Однако Лукас рисует их и рассматривает совершенно не по-сказочному.

«Золушка сидит на кухне — в джинсах и уютном бесформенном сером свитере, курит сигарету за сигаретой, перепроверяет счета. <…>

Она не прерывает своих занятий даже после того, как из очередного облака дыма, покашливая, кряхтя и поругиваясь, вылезает крёстная фея.

— На массаж, стало быть, забила! — проницательно изрекает она вместо приветствия.

— По моим расчётам, это бессмысленная трата времени, — откликается Золушка, не отрываясь от своих счетов. Да, ей тоже не приходит в голову поздороваться с крёстной».

Особенно хороши в сборнике, как и следовало ожидать, разнообразные версии «Золушки». В одной из них бедная девочка мается от безделья; в другой — никак не может избавиться от навязчивых забот феи, под старость слегка выжившей из ума; в третьей — с трудом отделывается от ненужного принца; а если взглянуть на тот же сюжет глазами мачехи, он станет развиваться совершенно не так, как можно было предположить.

Сборник наглядно демонстрирует принципы взаимодействия литературы и реальности: всякий сюжет можно повернуть в неожиданную сторону и по-новому осмыслить. Для некоторых сказочных персонажей — например, для Снегурочки — сюжеты Лукас становятся школой выживания в экстремальных условиях; некоторым же — как, например, поросёнку Неф-Нефу, построившему воздушный замок, — в пространстве Лукас живётся лучше, чем в исходной сказке, где, как известно, четвёртого поросёнка вовсе и не было.

Верить в добро — трудно. Мечтать, однако, не вредно. Лукас не разрушает мечту о справедливости, и в этом, как ни странно, вневременная актуальность её «жизненных», иногда злободневных историй, очень полезных для формирования позитивного и здравого взгляда на жизнь.

С одной стороны, Лукас рассчитывает на читателя понимающего, то есть достаточно взрослого; с другой — сборник «Золушки на грани» вошёл в шорт-лист второго сезона «Заветной мечты». «Старые сказки на новый лад» — жанр, который вряд ли выйдет из моды. Во всяком случае, в ближайшее время.

Мария Порядина