наверх
Екатерина Мурашова. Класс коррекции
26 октября 2007

Мурашова Е.В. Класс коррекции: Повесть / Послесл. К.Молдавской. — М.: Самокат, 2007. — 191 с. — (Встречное движение).

Жанр «школьной повести», который в последнее время был позабыт-позаброшен детскими писателями, массово сбежавшими в сказки и фэнтези, получил, наконец, достойное воплощение.

Об авторе «Класса коррекции» мы рассказывали неоднократно. Напомню: Екатерина Вадимовна Мурашова — известная петербургская писательница, мать двоих детей, практикующий психолог в детской поликлинике. Она пишет о детях, с которыми сталкивается по роду занятий, и в основном, это дети «с проблемами».

Название повести по-взрослому конкретное и честное, название-предупреждение: разговор будет трудным, о больном и нерадостном. Разговор о детях, отторгаемых обществом, социально неблагополучных, — о детях-инвалидах, в том числе умственно неполноценных.

Историю, которая произошла с 7 «Е», рассказывает Антон, один из учеников этого школьного «Гарлема». Об Антоне учителя говорят, что «по природе он — безусловный лидер, и к тому же очень умён и образован для своих лет», но«неврологически нездоров», у него «бывают припадки неконтролируемых эмоций».

«Наша школа — огромная, — повествует Антон, — в ней триста учителей и полторы тысячи учеников. <…>

Первые два класса в каждой параллели — «А» и «Б» — гимназические. У них лучшие учителя, три иностранных языка, а кроме того, им преподают всякие важные и нужные предметы, вроде риторики и истории искусства. «Ашки» покруче, чем «бэшки», там больше зубрилок и детей спонсоров.

Классы «В» и «Г» — нормальные. Там учатся те, у кого всё более-менее тип-топ и в голове, и в семьях. <…> Мы — класс «Е». Можете себе представить. И это при том, что всех откровенных дебилов нашего района сливают в 371-ю школу. Там — классы по 10 человек и особые программы. Выхода оттуда нет никакого — только на улицу или в интернат для хроников. Впрочем, у нашего класса коррекции перспективы тоже далеко не блестящие».

Однажды в 7 «Е» приходит учиться (а вернее, въезжает на инвалидной коляске) «паралитик» Юра, мальчик с диагнозом ДЦП, обладающий, как оказалось, особым даром — уходить от страданий и безысходности в параллельный мир, где сбываются все желания. Мир «вечной весны», где есть земляничная поляна и придорожный кабачок «Три ковбоя», город с фонтанами и замком принцессы. Мир, где можно обойтись без коляски и костылей, и куда Юра организует «экскурсии» для своих одноклассников.

Кого-то иная реальность отторгает, кому-то дарует спасение и убежище, но и там и здесь ребятам приходится бороться, выживать и помогать друг другу. И когда одноклассница — красавица Стефания — попадает в беду, они сражаются за неё и в нашем, и в параллельном мире.

Екатерина Мурашова не впервые обращается к социальной фантастике — достаточно вспомнить её повесть «Барабашка — это я», вышедшую в 1998 году в «детлитовской» серии «Опасный возраст». Там же, ещё в 2003-м, должен был увидеть свет и «Класс коррекции», но, ввиду «нерентабельности», серию просто закрыли.

В конце концов, класс коррекции расформировывают… Взрослым читателям есть о чём подумать и поспорить с завучем Елизаветой Петровной, вопрошающей: «…почему мы, гимназия, занимающая первые места в городе по девятнадцати показателям, должны заниматься ещё и психически больными детьми?!». Или с Клавдией Николаевной, классной руководительницей 7 «Е», внушающей молодому учителю географии, который встал на сторону ребят: «Школа — всего лишь слепок с общества в целом. Неужели вы не видите разделения «на классы» всего нашего мира? Бедные и богатые. Удачливые и неудачники. Умные и глупые…»

«Школа не может изменить мир, который существует за её пределами <…>, — говорит та же Клавдия Николаевна.— Мы разработали для класса коррекции особые программы, учителя преподают там в условиях, приближенных к боевым <…>, мы научили их читать, писать и считать, но поймите, мы не можем изменить их судьбу!»

А что же дети?.. «Если человек, попадая сюда, идёт спасать принцессу, то он сможет и там… — Стеша махнула рукой вдаль, туда, где от заката осталась последняя оранжевая полоса, похожая на ехидную улыбку неба…»

* * *

Ещё в рукописи повесть Екатерины Мурашовой «Класс коррекции» была отмечена несколькими наградами, в том числе: в 2005 году — Второй премией Международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы им. А.Н.Толстого, в 2006-м — Национальной детской литературной премией «Заветная мечта».

Ольга Мургина