наверх
Жан-Клод Мурлева. Зимняя битва
23 июня 2006

Мурлева Ж.-К. Зимняя битва: [Фантаст. роман] / Пер. с фр. Н.Шаховской; Оформл. Т.Кормер. — М.: Самокат, 2007. — 358 с.

Жан-Клод Мурлева уже знаком тем, кто прочёл его аллегорическую повесть-сказку «Река, текущая вспять», также выпущенную «Самокатом» (см.: Мурлева Ж.-К. Река, текущая вспять). И вот перед нами новая книга французского писателя — «Зимняя битва» («Le combat d’hiver», 2006).

Беглое пролистывание первым делом вызывает малодушное желание отложить роман в сторону — страшно! В самом деле, становится не по себе от гнетущей атмосферы закрытых интернатов, напоминающих колонии строгого режима, от безжалостных прихвостней зловещей Фаланги, вероломно захватившей власть в неназванной европейской стране и установившей там свои варварские порядки, от жутких полуразумных человекопсов, которых Фаланга использует для преследования и физического устранения недовольных… Но стоит вчитаться, и повествование затягивает с головой, заставляя остро сопереживать героям, юным и отважным, и люто ненавидеть злодеев, совершивших неправедный и жестокий государственный переворот.

Каждый подросток — отчасти диссидент и подпольщик. С каким поистине маниакальным усердием изобретает он тайные способы общения со сверстниками — разрабатывает хитроумные системы «явок и паролей», писем и записочек, не предназначенных для глаз учителей и родителей, стараясь тем самым оградить свой внутренний мир от навязчиво-благонамеренного вмешательства взрослых. Обычно это только игра, призванная помочь подростку отыскать свой собственный путь к самостоятельности. А если — суровая необходимость?..

Хелен и Милене, узницам одного из таких интернатов-тюрем, совсем не до игр. Вся их до предела упорядоченная жизнь насквозь пронизана разного рода запретами — без записочек не обойтись. Даже петь в кругу подруг-одноклассниц категорически запрещено, разве что фальшиво-бодрый интернатский гимн. Единственная отдушина — так называемые «утешительницы», добрые женщины, по мере сил старающиеся скрасить девочкам тоскливое время пребывания в интернате. К ним, правда, отпускают лишь изредка и с сопровождением, а любая попытка к бегству грозит другой воспитаннице, произвольно выбранной в качестве жертвы, заключением в холодном и тёмном карцере.

Однако полностью задушить зреющее сопротивление невозможно, и вскоре четверо подростков — Милена, Хелен и двое воспитанников интерната для мальчиков, Милош и Бартоломео, — становятся беглецами. Они узнают страшную правду о своих родителях, некогда пытавшихся противостоять Фаланге и погибших, и решают продолжить неравную борьбу с захватчиками.

При всей фантастичности формы Мурлева написал на редкость правдивый и убедительный роман. Роман о неистребимом желании свободы и стремлении к ней, о верной любви и о силе настоящего искусства, способного дать людям надежду.

И ещё это трудный роман — не всякому подростку он будет по силам. «Самокат» этого не скрывает и указывает честно: «для старшего школьного возраста».

Алексей Копейкин