наверх
Даниил Хармс. Просто ерунда
21 сентября 2007

Хармс Д.И. Просто ерунда: Стихи, переводы, проза / Ил. Е.Блиновой. — М.: Эгмонт Россия Лтд., 2007. — 128 с.: ил. — (Школа прикола).

Два года назад при появлении первой трогательной «тетрадки с пружинкой» из серии «Школа прикола» мы громко кричали «браво!» издательству «Эгмонт» (см.: Гиваргизов А.А. Записки выдающегося двоечника). С тех пор из много-кого-обещанного появился ещё один Гиваргизов, один Усачёв и совсем недавно — Хармс. Очередной сборник культового обэриута весьма похож по составу на другие многочисленные сборники, выходившие в последнее время, и можно было бы специально о нём не говорить, если бы не возникло несколько вопросов, которые на этот раз хочется задать издателям.

Конечно, бравурное название серии освобождает от многих традиционных обязанностей, Но, может быть, в отдельных случаях, когда в роли автора выступает не современник, а тот же Хармс или обещанный Саша Чёрный, можно сделать исключение, позаботиться о кратком предисловии, комментарии, реплике, дабы минимально сориентировать читателя в хронологии литературного процесса?

И где вообще проходит граница «прикола»? Ведь Даниил Хармс на самом деле только чуточку детский писатель, между его юмором и юмором взрослый должен провести ребёнка, крепко держа его за руку. Так стоит ли рядом с классическим «Иваном Топорышкиным», «Удивительной кошкой» и великолепным «Вруном» размещать историю «О том, как папа застрелил мне хорька»? С точки зрения чисто литературной это вряд ли самые удачные стихи, зато настроение в них, как сказали бы современные дети, вполне «садюжное», сколько бы ни уверяли мы друг друга в специфичности авторского видения.

Ну и, наконец, два слова о картинках. Издатели, судя по всему, решили, что раз книжки у них похожи на тетрадки, то и оформлять их нужно по принципу: «Иванов, ты зачем, хулиган, всю тетрадку изрисовал?!» В трёх случаях с современниками эта затея себя оправдала, и Елена Блинова, одна оформляющая всю серию, не без успеха имитировала «хулигана Иванова». Но вот пришёл Хармс… Пришёл Хармс, и оказалось, что его высокая, почти потусторонняя «ерунда» увядает прямо на глазах, из-за того что её поместили в тиски умозрительной оформительской идеи. Это обижает с первого взгляда. Но когда дело доходит до известной каждому «песенки» «Из дома вышел человек», когда этот печальный человек, который «с той поры исчез», изображён на странице шестьдесят третьей в виде придурковатого туриста в бейсболке набекрень…

Очень не хочется, чтобы симпатичная по сути своей «Школа прикола» превратилась в урок издательской бестактности.

Ирина Линкова