наверх
Борис Шергин. Сказки
16 ноября 2007

Шергин Б.В. Сказки / Сост. Э.Яковлева; Худож. Б.Прибылова. — М.: СовА, 2007. — 95 с.: ил.

Очень не хотелось бы случайным словом потревожить тихую и светлую память Бориса Викторовича Шергина. Он оставил русской литературе уникальное наследство, и, уж конечно, не его вина, что распорядиться этим богатством мы не слишком умеем.

Вот новое издание шергинских сказок. Симпатичная, трогательная обложка симпатичного «детского» вида, приятные «внутренности» с цветными картинками, удобными детскими буквами и очаровательными мелкими зарисовочками, разбросанными в гуще текста. А если дело дойдёт до страницы 87, так там нас и вовсе ожидает такой медведь, та-а-акой медведь, что ради одного этого медведя…

Радуемся чистой радостью и быстро даём книжку ребёнку в руки. Он её открывает и начинает читать знаменитую сказку «Волшебное кольцо»:

«…Царя да царицу той же минутой укачало — они блевать приправились. Которы пароходы под мостом шли с народом, все облёваны сделались. К шшасью середи моста остановка. Тут буфет, прохладительны напитки. Царя да царицу из каюты вынели, слуги поддавалами машут, их в действо приводят. Ванька с подносом кланяится. Они, бажоны, никаких слов не примают…»

Это происходит на странице тринадцатой. А если ребёночек переберётся на страницу пятнадцатую, то его встретит хорошенькая буковка «б» — та самая, с многоточием…

Да что же это происходит, милостивые дамы и господа?!

Отвечаем по пунктам.

Во-первых, в нашей издательской практике вошло в традицию считать слово «сказка» и слово «ребёнок» синонимами. Издательство «СовА» не стало исключением и в очередной раз нарядило знаменитые тексты Бориса Шергина в детские одёжки. Никакого внятного указания на читательский адрес в издании нет. Таким образом, эстетически развитый подросток и малыш, только начинающий читать, поставлены — «к нешшасью»! — в равные условия.

Во-вторых, практически всегда и везде народные сказки доставались детям только после обработки и адаптации. Даже братья Гримм, Вильгельм и Якоб, серьёзно спорили, прежде чем опубликовать свои фольклорные записи. Первое издание, воспроизводившее тексты дословно, не нашло понимания у массового читателя. Зато издание второе, изящно и бережно обработанное Вильгельмом, является образцом детской сказки до сих пор.

В третьих, слово, записанное на бумаге, и слово, произнесённое вслух, всегда были, есть и будут разными ипостасями языка. Великая заслуга и уникальность Бориса Шергина в том и состоят, что он сумел зафиксировать старинное русское слово, которое хочет быть произнесённым.

Теперь вывод в форме вопроса: вы помните мультик «Волшебное кольцо»? Тот, где Ванька и «пинжак с карманами», где кошка Маха да верная собачка Жужа «пошли до городу Парижу»? У вас к этому произведению — ещё раз, к этому серьёзному высокопрофессиональному произведению — есть претензии с точки зрения семейных детских радостей? Нет?

Вот и славно. Значит, если вы чувствуете себя немножко Юрием Ковалём, чтобы «выбрать слова», и немножко Евгением Леоновым, чтобы «прочитать их вслух», смело берите книжку издательства «СовА» и — вперёд, в детскую.

P.S. Отдельные сказки в сборнике действительно хороши для маленьких детей и безо всякой обработки (например, «Рифмы» и «Шиш-сказочник»). Что же касается творчества Бориса Шергина как такового, то его первозданные тексты должны быть в каждом культурном доме, где дети рано или поздно вырастут и сумеют почувствовать всю силу этой прекрасной старины.

Ирина Линкова