наверх
Большая книга о природе: Стихи, рассказы, загадки, приметы, пословицы
10 июня 2013

Большая книга о природе: Стихи, рассказы, загадки, приметы, пословицы / Худож. В.Дугин. — М.: Дрофа-Плюс, 2006. — 207 с.: ил.

Эта книга собрана людьми, которые хотят надеяться: вдруг где-то ещё живут маленькие дети, которым не поздно рассказать, как падает снег, зеленеет берёзовый лист, а по небу плывут облака. Вместо предисловия здесь рассказ Г.Скребицкого «Четыре художника», вместо послесловия — рассказ К.Ушинского «Четыре желания». Оба рассказа — о том, что природа прекрасна всегда. Только в первом случае доброе Солнышко выбирает и никак не может выбрать лучшую из картин талантливых художников по имени Зима, Весна, Лето и Осень, а во втором — парнишка по имени Митя никак не решит, какое время года больше годится для забав и радости.

Вы уже догадались, как устроен сборник. Правильно: пятьдесят страниц о зиме, сорок восемь о весне… и так далее. Состав авторов кажется предопределённым: в нашей детской литературе о природе есть писатели, которые сами как будто стали частью этой природы, и говорить с детьми про леса и поля без Бианки и Пришвина невозможно. Но составители «Большой книги…» поставили перед собой большие задачи. Они попытались создать многоголосие: приблизиться к земле, оторваться от земли, позволить одному человеку спокойно рассказать, а другому — вдохновенно пропеть. Поэтому в сборнике хоть на страничку, хоть на минутку успели появиться Бунин, Есенин, Лермонтов, Пушкин, Тютчев, Аксаков, Баратынский, два Толстых, Чехов и даже Фёдор Михайлович Достоевский, который без всякого стеснения вспоминает, как мальчишкой выламывал за оврагом ореховый прут, «чтобы стегать им лягушек».

Особый толстенький плюс следует поставить издателям за историко-культурные экскурсы, сопровождающие каждый раздел книги. Тактично, уместно и, если хотите, трогательно смотрятся после стихов и прозы короткие заметки «Народного календаря», несколько строк с загадками, приметами и пословицами. Уходящая натура улыбается детям, как живая.

Иллюстрации мягкие, если можно так сказать — ненастойчивые, безоговорочно уступающие первенство тексту. Общее впечатление от книжки — умиротворяющее. В «осеннем» отрывке Чехова, посвящённом ясному морозному дню, прямо так и написано: «…глядя на этот начинающийся покой, вам самим хочется успокоиться…».

Ирина Линкова