наверх
Нил Гейман. Коралина
15 декабря 2005

Гейман Н. Коралина / Пер. с англ. Е.Кононенко; Ил. D.McKean. — М.: АСТ: ЛЮКС, 2005. — 159 с.: ил. — (Альтернатива).

Детьми мы часто выдумываем себе разные страхи и сами же начинаем в них верить. Нас волнуют вопросы, которые показались бы странными благоразумным взрослым, а потому мы загоняем эти вопросы вглубь, на самое дно сознания, и стараемся не замечать, до тех пор пока они не всплывают на поверхность, заставляя нас размышлять с труднообъяснимым беспокойством: а почему мои папа и мама — это мои папа и мама? а если бы у меня были другие родители? и жили бы мы не здесь, а где-то ещё — в другом месте, в другое время, в другой жизни?..

Осознание себя в этом мире сопряжено с немалыми трудностями. Когда ребёнок обнаруживает, что окружающий мир огромен и непредсказуем, и всякое может случиться, — буйное детское воображение начинает работать с удвоенной силой. Когда же к ребёнку приходит понимание, что и он тоже смертен, включается ещё и страх. Страх и воображение — бог знает, куда они могут завести. В «страшилках», которые дети рассказывают друг другу, они дают выход своим реальным и мнимым фобиям. Возможно, поэтому потребность в страшных историях вряд ли когда-нибудь исчезнет окончательно.

Нил Гейман, автор нашумевшего романа «Американские боги», написал свою «Коралину» («Coraline», 2002), попытавшись ухватить за чешуйчатый хвост один из распространённых детских страхов. Коралиной зовут девочку, которая вместе с родителями переехала на новое место жительства, в большой старый дом с мансардой, подвалом и заросшим садом с огромными старыми деревьями. В саду есть заброшенный колодец, а в доме — запертая дверь, которая никуда не ведёт. Однажды девочка находит от неё ключ и, пройдя сквозь неожиданно возникший проём в стене, обнаруживает по ту сторону двери… такой же дом, где живут такие же папа и мама. Такие же, да не совсем. Когда другая мама повернулась лицом к Коралине, та увидела, что «вместо глаз на неё смотрят большие чёрные пуговицы». О том, что случится дальше, и подумать страшно: настоящие родители девочки окажутся заперты в магическом зеркале, и чтобы их освободить, ей придётся искать детские души, томящиеся в плену у злой ведьмы; ночами будет бродить, постукивая когтями, отрубленная рука, живущая самостоятельной жизнью; будут шептаться мерзкие крысы с красными светящимися глазами; да и заброшенный колодец сыграет в судьбе Коралины не последнюю роль…

Едва появившись в печати, повесть Нила Геймана получила от критиков эффектное определение: «“Алиса в Стране Чудес”, написанная Стивеном Кингом». От Кинга в ней нет почти ничего, а вот аллюзии на Кэрролла рассыпаны по тексту «Коралины» щедро. Иногда, правда, кажется, что если бы писатель обошёлся без этих новомодных постмодернистских штучек, повесть приобрела бы ещё большую целостность и серьёзность. Но, возможно, тогда бы ей не удалось собрать весь урожай жанровых «фантастических» премий («Хьюго», «Небьюла», премии Брэма Стокера и журнала «Локус»), которые вскоре посыпались на неё одна за другой.

Предложенный издательством «АСТ» перевод не позволит в полной мере оценить выразительность лаконичного авторского текста. И всё же «угадать» первоисточник в этой книжке можно, хотя бы благодаря воспроизведённым в ней оригинальным иллюстрациям Дэйва Маккина. Конечно, подросткам — и младшим, и старшим — будет сильно не по себе при чтении «Коралины» (а разве не этого мы ждём от всякой качественной «страшилки»?). Но повесть Нила Геймана способна не только напугать. Финал её вполне оптимистичен, ибо в очередной раз подтверждает справедливость слов Г.К.Честертона, вынесенных автором в эпиграф: «Сказки — больше, чем правда, не потому, что в них рассказывается о существовании драконов, а потому, что они говорят нам: драконов можно победить».

Алексей Копейкин

Ил. Д.Маккина к повести Н.Геймана «Коралина»