наверх
Диана Уинн Джонс. Заколдованная жизнь
18 июня 2004

Джонс Д.У. Заколдованная жизнь: Роман / Пер. с англ. А.Шульгат; Ил. И.Баранова. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — 411 с.: ил. — (Миры Крестоманси).

Jones

Английская писательница Диана Уинн Джонс (род. в 1934 году) пришла в литературу сравнительно поздно — её дебют состоялся в начале 1970-х. Однако вскоре она стала выпускать по роману в год, удостоилась нескольких серьёзных премий и заработала репутацию одного из самых оригинальных и многообещающих авторов детского фэнтези. По-видимому, девочка из сказочного Уэльса, обожавшая Томаса Мэлори и сказки «Тысячи и одной ночи», была просто обречена сочинять занимательные истории о невероятном и несуществующем.

В Оксфорде она внимала лекциям-проповедям Клайва С. Льюиса и напряжённо вслушивалась в бормотание Дж.Р.Р.Толкина. Оба, несомненно, оказали сильнейшее влияние на будущую писательницу: у неё почти нет книг, действие которых происходило бы в нашем мире; героев и события она, как правило, помещает в изобретательно придуманную и обстоятельно продуманную «вторичную реальность» — в точности так, как поступали её великие учителя.

То же можно сказать и о цикле «Миры Крестоманси», который открывается романом «Заколдованная жизнь» («Charmed Life», 1977). Мир, изображённый писательницей, напоминает этакую «Англию в стиле ретро», с той только разницей что всякого рода маги, колдуны, некроманты, волшебники и чародеи здесь не редкость, а скорее обыденность. Есть наследственные способности к колдовству и у главных действующих лиц романа сирот Чантов — брата и сестры — Мура и Гвендолен. Правда, поначалу кажется, что это строптивой и амбициозной Гвендолен суждено стать могущественной колдуньей, а скромный и стеснительный Мур не обладает никакими талантами или не догадывается о них; он просто любит свою непутёвую сестрицу и безраздельно ей доверяет. Однако у дядюшки Крестоманси иное мнение на этот счёт.

Jones1Крестоманси — не имя и не фамилия. Это высокий титул, которым владеет тот, кто в состоянии поддерживать порядок и равновесие во Вселенной при таком обилии магии и волшебства. Ведь волшебство можно использовать и во зло, и во благо. К тому же, наряду с магами, в том мире живут обычные люди, у которых тоже есть права, а волшебники и чародеи далеко не всегда готовы с ними считаться.

Романы о Крестоманси появились задолго до книг Джоан Ролинг о Гарри Поттере, так же как задолго до возникновения «поттеромании» успели обзавестись многочисленными фэн-клубами. По мнению критиков, сочиняя истории о своём популярном герое, Ролинг ориентировалась прежде всего на Диану Уинн Джонс. Как бы там ни было, и «Миры Крестоманси», без сомнения, послужили на благо г-жи Ролинг.

Что же касается Джонс… Встречи с ней мы ждали так долго, что, боюсь, она слегка запоздала. Уже не одно десятилетие писательница пользуется неизменным успехом везде, кроме России, и вот, наконец, её слава добралась и до нас. Но то ли ожидание чересчур затянулось, то ли ждали мы слишком многого, — радость от этой встречи почему-то оказалась не такой безусловной, как можно было надеяться. Читать «Заколдованную жизнь», пожалуй, чуть-чуть скучновато. В чём тут беда, разобраться непросто: в растянутости самого действия, рассчитанного на большой объём, в моей искушённости или же в суховатом переводе Анны Шульгат… Издательство «Азбука-классика» заявило о выпуске пяти частей «Миров Крестоманси». Кроме «Заколдованной жизни», это «Волшебники из Капроны», «Ведьмина неделя», «Жизни Кристофера Чанта» и «Вихри волшебства»; во второй события разворачиваются в Италии, в третьей — в другом параллельном мире, в четвёртой — возвращаются обратно в Англию. Стоит ли читать остальные книги о Крестоманси, чтобы сделать окончательные выводы, пусть каждый решает самостоятельно.

Алексей Копейкин