наверх
Эрленд Лу. Четыре сказки о Курте
05 января 2005

Лу Э. Четыре сказки о Курте: Повести / Пер. с норв. О.Дробот. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — 400 с.: ил.

luИздательство «Азбука-классика» представляет русскоязычному читателю норвежца Эрленда Лу. После бестселлера «Наивно. Супер» оно выпустило «Четыре сказки о Курте».

Герой книги — простой труженик, человек, который хорошо делает своё дело. «Вот Курт. Он водит автопогрузчик, по-норвежски говоря, — трак. Этим Курт занимается чуть не с пелёнок». Он служит в порту и живёт неплохо. «У Курта есть усы. И у Курта есть жена, отличная, симпатичная, архитектор к тому же… У Курта и Анны-Лизы трое детей…» Они живут «в симпатичном маленьком домике, который нарисовала Анна-Лиза», — это нормальная жизнь рядового обывателя в благополучной европейской стране.

Впрочем, какая же сказка без приключений? Не обходится без них и жизнь Курта. В первой сказке («Курт и рыба») он бросает работу и отправляется в кругосветное путешествие, во второй («Курт звереет») — раздобыв нежданно-негаданно кучу денег, бросает работу и выставляет свою кандидатуру на выборах премьер-министра, в третьей («Курт, quo vadis?») — бросает работу и… Короче, много чего с ним происходит. Но всякий раз, завершив похождения, Курт возвращается на свой причал, ведь «в жизни надо заниматься тем, что у тебя получается лучше всего». А «работа здесь всегда найдётся» — особенно для такого профессионала, как Курт.

Эта благостная картина рушится в четвёртой сказке под названием «Курт парит мозги». Социально-экономические проблемы современного буржуазного общества встают перед героем и читателем во весь рост. Сначала Курт чуть не лишается работы из-за того, что рядом с их причалом построили другой, более современный. А потом… открывают Курт с сыном контейнер, а там два десятка беженцев! Скандал!

Мало того. «Отличная, симпатичная» Анна-Лиза почему-то со всех ног бросается на помощь беженцам: вяжет им свитера и шапочки с норвежским орнаментом, кормит-поит, укладывает спать, пишет за них прошения о предоставлении гражданства… да ещё упрекает Курта — он, мол, недостаточно гостеприимен.

Ладно бы она дружила с архитекторами или докторами. Но когда крепкой норвежской семье угрожает пришлый бородач из контейнера — это уже чересчур даже для Курта!

Конечно, сказка есть сказка, и вмешательство высших сил в лице короля (властные полномочия которого сводятся к перерезанию ленточки при вводе в строй различных объектов) приводит к традиционному хэппи-энду. И всё же приходится задуматься: неужели и благополучная Европа гнётся под натиском проблем, столь похожих на наши? Выходит, что так. Может быть, воспитанный на подобных сказках юный норвежский читатель легче приспособится к сложности и многообразию мира. А российским детям (от семи до семидесяти) я рекомендую эту книжку хотя бы потому, что она читается взахлёб, да ещё даёт представление о «потрясающе интересных», как говорит Анна-Лиза, вещах.

И. Шафранов