наверх
Хоуп Мирлис. Город туманов
11 февраля 2005

Мирлис Х. Город туманов: Сказоч. повесть / Пер. с англ. Ю.Соколова; Ил. на обл. Е.Шичко. — М.: РОСМЭН, 2004. — 397 с. — (Волшебство продолжается).

mirrleesОт серии «Волшебство продолжается» можно было ждать разных сюрпризов, но появление этой книги заставило изумлённо раскрыть рот даже видавших виды библиофилов.

Роман «Lud-in-the-Mist» английской писательницы Хоуп Мирлис (Миррлиз; 1887-1978) выходит на русском языке вторично, и так же, как в первый раз, складывается ощущение, что издатели довольно смутно представляют себе, какую книгу они произвели на свет. В предыдущей, киевской версии 1997 года (Миррлиз Х. Луд-Туманный: Роман / Пер. с англ. Т.Титовой. — Киев: Лабиринт: Ника-Центр, 1997. — 377 с.) английское написание фамилии автора было искажено, а год первого издания на языке оригинала не указан вовсе. На сей раз роман именуется сказочной повестью «Город туманов», а рядом с английским названием стоит 1970 год.

Между тем, книга эта гораздо старше.

mirrlees2На рубеже 1960-70-х годов в памятной серии «Знак Единорога» среди прочих образцов набиравшего силу жанра фэнтези нью-йоркское издательство «Ballantine Books» выпустило один давний, полузабытый роман. Вспомнили о нём по очень простой причине: после феноменального успеха трилогии «Властелин Колец» любые подобные фантазии, на которые всего полвека назад смотрели как на чудачество, вдруг стали чрезвычайно востребованы и популярны. Это и был «Луд-в-Тумане». А вот первое издание романа состоялось в 1926 году и прошло почти незамеченным. Современники весьма прохладно отнеслись к странной истории, случившейся в маленьком государстве Доримар, граничащем на западе со Страной Фей или Фейери, что лежит по ту сторону гор, — в 1920-е годы литературную общественность занимали совсем другие проблемы. Теперь, по прошествии времени, обогащённые всем опытом минувшего века, мы куда лучше знаем, сколько очарования и ни с чем не сравнимого удовольствия несут в себе чудесные рассказы о несуществующих мирах, невероятных событиях и вымышленных героях. Один из таких героев — господин Натаниэль Шантеклер, достойный отец семейства и мэр Луда туманного, являющегося столицей свободного государства Доримар, где вот уже многие сотни лет любые контакты с обитателями Страны Фей строго-настрого запрещены Законом. Доримариты желали бы отгородиться от всего волшебного, всего, что не вписывается в рамки обыденной жизни, но незримые связи с загадочными соседями, как и века назад, продолжают существовать, невзирая ни на какие запреты. Каждый новый день приносит в Луд туманный слухи о том, как из Страны Фей тайно переправляются партии волшебных фруктов, приводящих человека в состояние безумной эйфории; отведавший их доримарит испытывал страшные душевные муки, однако уже не хотел и не мог оставаться прежним. И в кошмарном сне не приснилось бы мастеру Натаниэлю, что его собственный сын, двенадцатилетний Ранульф, подвержен пагубной страсти к чудесным плодам! Вокруг господина Шантеклера, оказавшегося в самом центре событий, сгущаются мрачные тайны. Достанет ли ему здравого смысла, чтобы отличить правду от лжи, а наваждение от реальности, хватит ли мужества и самообладания, чтобы вырваться из паутины иллюзий?..

Уместнее всего этот роман, в котором явственно слышатся отзвуки поэтического творчества Кристины Россетти, выглядел бы в серии «Предшественники Толкина», однако и здесь он предстаёт перед нами во всём своём изяществе и своеобразии — истинная классика фэнтези, а вовсе не детская сказка и, тем более, не эзотерика, как можно подумать при беглом взгляде на два русских издания.

Кроме «Луда-в-Тумане», Хоуп Мирлис сочинила ещё несколько книг; почти все они прочно забыты. Сохранили своё значение лишь некоторые её труды по антропологии (она была ученицей и другом известного антрополога Джейн Харрисон). Для нас же особый интерес представляет сказочный сборник «Книга Медведя» («The Book of the Bear», 1926) — чуть более двух десятков произведений Пушкина, Толстого, Крылова, Ремизова и других в свободном переводе Хоуп Мирлис и Джейн Харрисон с русского языка.

Алексей Копейкин