наверх
Джордж Макдональд. Принцесса и гоблин
06 июня 2003

Макдональд Дж. Принцесса и гоблин: Пер. с англ. / Ил. на обл. Е.Лопатиной. — М.: Эксмо; СПб.: Terra Fantastica, 2003. — 509 с.

macdonaldОт «Сказок», выпущенных несколько лет назад Центром «Нарния» и недавно переизданных под названием «Невесомая принцесса», новый сборник Джорджа Макдональда (1824-1905) выгодно отличается полнотой, представительностью и разнообразием. В нынешнем году исполняется 180 лет со дня рождения этого замечательного шотландского прозаика и поэта, так что книжку, выпущенную издательством «Эксмо», с полным правом можно назвать долгожданной и своевременной.

Во всём англоязычном мире Джордж Макдональд признан одним из крупнейших писателей и мыслителей, кто трудами всей своей жизни неустанно проповедовал Евангелие. Однако непреходящая ценность сказочного творчества Макдональда состоит в том, что его христианские аллегории, заключённые в оболочку волшебной сказки, способны принять близко к сердцу не только верующие, но и агностики, и атеисты. Будучи священником, он избегал открытых нравоучений и в своих проповедях — на грани ереси! — допускал мысль о том, что спастись могут и язычники, и даже животные. Так и в сказках: выстраданные раздумья о человеке и мироздании он всякий раз старался увести в подтекст занимательного рассказа с приключениями и множеством необычайных событий. Возможно, поэтому для понимания его аллегорий достаточно детской невинности и простодушия — качеств, которые сам Макдональд ценил весьма высоко; достаточно простой веры в чудо, присущей любому ребёнку. И пусть для кого-то его сочинения окажутся откровением, а для кого-то всего-навсего историями в стиле фэнтези, — духовный опыт писателя пригодится и тем и другим. В лучших страницах, написанных Макдональдом, «его мудрость, — по словам Клайва Льюиса, — и, я бы рискнул сказать, святость таковы, что в торжестве своём преодолевают, даже «выжигают», основные недостатки стиля: его мысль обретает точность, весомость и блеск, как наточенный нож». Недаром сказку Мадональда «Золотой ключ» другой его последователь Джон Рональд Руэл Толкин называл «историей, отмеченной красотой и мощью».

Кроме известных нашим читателям произведений, таких как «Принцесса и гоблин», «Принцесса и Курд», «Невесомая принцесса» и упомянутый «Золотой ключ», составители рискнули включить в этот том «страшную» историю о встрече с оборотнем «Серая волчица» и столь же жутковатые фрагменты из «взрослых» книг Макдональда: «Зачарованный лес» и «Волшебное зеркало» являются отрывками из романа «Фантазии» («Phantastes», 1858), по мнению ряда исследователей, положившего начало жанру фэнтези в английской литературе, леденящая кровь «История о призраке» — выдержка из романа «Знамение» («The Portent», 1864), а «Проклятие скелетов» — глава из романа «Лилит» («Lilith», 1895). Горячо приветствуя такие дополнения, вынужден заметить, что в откровенно «детской» серии издательства «Эксмо» они смотрятся несколько странно. При этом вся книга отнюдь не кажется детской, поскольку лишена каких бы то ни было иллюстраций (если не считать рисунка на обложке) и снабжена вполне серьёзным послесловием Ирины Беличевой.

Алексей Копейкин