наверх
Юрий Федосюк. Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века
04 октября 2002

Федосюк Ю.А. Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века. — 5-е изд., испр. — М.: Флинта: Наука, 2002. — 264 с.

FedosyukЭтот вопрос давно занимал автора книги. Ещё в 1959 году Юрий Федосюк писал: «Мне, знакомому лишь с метрической системой, неясно, богат или беден помещик, владеющий двумястами десятин земли, сильно ли пьян купец, выпивший «полштофа» водки, щедр ли чиновник, дающий на чай «синенькую», «красненькую» или «семитку». Кто из героев выше по положению, когда одного титулуют «ваше благородие», второго — «ваше сиятельство», а третьего — «ваше превосходительство»? Отдельные события того ли иного романа происходят в «Успеньев день» или «на Фоминой неделе», но если тут не даётся описания природы, мне непонятно ни время года, ни хронология событий». Книга, объясняющая множество примеров из русской классики, увидела свет, к сожалению, только после смерти автора. Теперь, за четыре года, она переиздана четыре раза. Конечно, школьникам такая книга просто необходима. Все остальные будут читать её в меру своей заинтересованности. Но, можно поручиться, любопытство быстро одолеет даже тех, кто забыл, когда перечитывал что-нибудь из школьной программы по литературе, — столько подробностей, диковинок и словечек собрал филолог и журналист Юрий Александрович Федосюк. Напомним, он же составил популярный этимологический словарь русских фамилий и несколько московских путеводителей. Вот, между прочим, слово «журналист» в старину, оказывается, имело второе значение: журналистом звали человека, ведущего журнал входящих и исходящих бумаг. А паровоз когда-то назывался пароходом, автомобиль — мотором («…Чёрный, тихий, как сова, мотор»). Главы книги охватывают все стороны жизни позапрошлого века: праздники и посты, родство и свойство, чины и звания, домашнее житьё-бытьё, путешествия, танцы и игры… Не оставлены без внимания даже такие вещицы, как печатки и облатки, манишки и шемизетки. Возникает желание сразу достать с полки «Войну и мир», «Отцов и детей» и, ей-богу, «Что делать?».

Светлана Малая