наверх
Владислав Крапивин. Летящие сказки
14 июня 2013

Крапивин В. П. Летящие сказки : повести-сказки / Владислав Крапивин ; рисунки Е. Стерлиговой. — Москва : Издательский Дом Мещерякова, 2013. — 295 с. : ил. — (BiblioГид рекомендует).

Алёшка сразу поверил, что будет сказка.
Ведь он был поэт, хотя и маленький.
А все поэты — и маленькие, и большие —
в глубине души верят в сказки.

В.Крапивин. «Лётчик для особых поручений»

Это чувство знакомо всякому, кто помнит детство. С годами люди забывают, каково это — летать, но тогда, в детстве, летать умеют все без исключения, и не только во сне. Кажется даже, что нет в этом ничего такого уж сложного; сгодится и старый потёртый ковёр из пыльного чулана, или воздушный змей, парящий высоко в небе, или маленький бумажный самолётик, или простой одуванчик: дунь на него — и полетишь…

У Владислава Крапивина много удач — любой писатель может ему позавидовать. Не каждому за свою жизнь удаётся создать столько хороших книг — книг, составивших славу отечественной детской литературы: «Та сторона, где ветер», «Мальчик со шпагой», «В ночь большого прилива», «Мушкетёр и фея», «Трое с площади Карронад», «Журавлёнок и молнии», «Голубятня на жёлтой поляне», «Острова и капитаны». Но и среди них есть совершенно особенные — такие книги читатели держат «поближе к сердцу», как самое дорогое, самое сокровенное.

«Летящим сказкам» веришь сразу и безоговорочно. Глядя на ослепительную, лимонно-жёлтую, как лето и солнце, обложку, тотчас же понимаешь, что тебя ждёт. Не просто сказка, нет. Тебе предстоит полёт, и внутри всё наполняется восторгом и трепетом.

В какой-то момент грань между сказкой и явью стирается, и в изумлении думаешь: неужели это не приснилось, неужели это было взаправду? И удивительное путешествие Алёшки вслед за уплывшим корабликом, и невероятные полёты Олежки с Виталькой, двух лучших, двух самых верных друзей? Мало того, по прошествии времени вдруг начинает казаться, будто это случилось не с ними, не с книжными героями, рождёнными талантом замечательного писателя, а как будто…

Хемингуэй однажды сказал: «Все хорошие книги похожи тем, что они правдоподобнее действительности, и когда ты заканчиваешь читать, остаётся ощущение, будто всё описанное произошло с тобой, а затем — что это принадлежит тебе: добро и зло, восторг, раскаяние, скорбь, люди, места и даже погода».

Повести, вошедшие в этот сборник, появились с промежутком в три года: в 1973-м («Лётчик для особых поручений») и 1976-м («Ковёр-самолёт»). Как раз тогда Крапивин всё чаще стал обращаться к фантастике, и даже раздавались ворчливые голоса, упрекавшие писателя в отходе от «правды жизни» и погружении в пучину вымысла. Но кто знает, не сказка ли в конечном счёте оказывается правдивей самой действительности?

В повести «Ковёр-самолёт» найден исключительный по силе воздействия ход, с первых же строк убеждающий читателя в реальности происходящих событий: это сказка-воспоминание. Повествование ведётся от лица взрослого человека, вспоминающего своё детство, а в нём — среди прочего — волшебный ковёр-самолёт. Обстоятельный рассказчик описывает все чудеса вплоть до мельчайших подробностей, но иногда в авторской речи словно промелькивает тень сомнения: было или нет? «В детстве у многих бывает свой ковёр-самолёт, — говорит мудрая тётя Валя. — У тех, кто сумеет найти…» И в эту минуту сказка перестаёт быть лишь плодом воображения, приобретая иной, более глубокий смысл. Писатель с полным на то основанием может огорчиться или даже обидеться, если кто-то назовёт его историю выдумкой, как в своё время Грин обиделся на Олешу, так сказав о своём романе «Блистающий мир»: «Это символический роман, а не фантастический! Это вовсе не человек летает, это парение духа!».

krapivin11 big
Ил. Е.Стерлиговой к повести-сказке В.Крапивина «Лётчик для особых поручений»

В отличие от «Блистающего мира», крапивинские повести, при всём их неподдельном драматизме, заканчиваются, как правило, благополучно: «Никто не разбился, — такими словами завершает Крапивин ещё одну свою крылатую сказку — «Самолёт по имени Серёжка». — Никто не разбился до смерти.

Никто. Честное слово…»

И в этом тоже есть высшая правда сказки.

Первыми иллюстраторами включённых в эту книгу сказочных повестей стали два любимейших крапивинских художника: Евгения Стерлигова и Евгений Медведев. Но Евгений Алексеевич остался недоволен своей работой над «Ковром-самолётом» для журнала «Пионер» и даже попросил убрать все взятые оттуда цветные «картинки» с официального сайта Владислава Крапивина, позволив оставить лишь два чёрно-белых листа, позднее сделанных для свердловского сборника. Что же касается Евгении Ивановны, то её по праву можно назвать лучшим иллюстратором «Летящих сказок».

Поистине это поразительное единение писателя и художника: солнечный сборник, выпущенный в 1978 году «Детской литературой» и теперь повторенный Издательским Домом Мещерякова, без преувеличения, является одной из самых цельных и гармоничных крапивинских книг. В проникновенных, эмоциональных и при этом сдержанных (в две краски) рисунках Стерлиговой удалось запечатлеть самую суть «Летящих сказок», их благородный романтический дух, создав особую лирическую атмосферу, от которой так сильно щемит любое хоть сколько-нибудь чувствительное сердце.

«…У нас полное взаимопонимание, — говорил Владислав Петрович о своём соавторе, — во многом одинаковое видение мира, и те “страны”, в которых мы живём своим воображением, очень, по-моему, похожи…» Столь редкостная гармония между писателем и художником, вероятно, объясняется тем, что в течение долгого времени Крапивин и Стерлигова жили в одном городе, бывшем Свердловске, а ныне — Екатеринбурге, жили неподалёку друг от друга и бессчётное число раз объединяли свои творческие усилия не только для книжных изданий, но и для публикаций в местном журнале «Уральский следопыт».

Благодаря Евгении Ивановне этот популярный литературно-художественный журнал обрёл тот уникальный облик, за который его старые подшивки так высоко теперь ценятся у букинистов. В «Уральском следопыте» охотно печатались многие прекрасные писатели — уральские, московские, питерские, киевские, новосибирские: братья Стругацкие, Кир Булычёв, Север Гансовский, Владимир Савченко, Ольга Ларионова, Дмитрий Биленкин, Сергей Другаль, Геннадий Прашкевич — кого только не доводилось иллюстрировать Евгении Стерлиговой за годы тесного сотрудничества с журналом (как-то она даже сделала неожиданное признание: «Я не художник, я рисующий читатель»). Но тандем Стерлигова-Крапивин, бесспорно, оказался самым прочным и самым долговечным.

Наибольший успех Евгении Ивановне принесли иллюстрации к крапивинским сказкам и фантастике, хотя оформляет она и реалистическую его прозу. Но даже в ней художница зорко высматривает черты идеального, возвышенного, романтического, всякий раз подчёркивая их, делая крупнее, зримей, настойчиво выводя на первый план. Правы искусствоведы, утверждающие, что ей чуждо прямолинейное иллюстрирование: она всегда рисует «на тему», свободно смешивая реальное и фантастическое, рисует прежде всего настроение, разлитое в тексте, придавая ему таким образом особую воздушность, крылатость, полётность. И потому неудивительно, что её персональная выставка, состоявшаяся в 2008 году, так именно и называлась — «Летящие сказки Евгении Стерлиговой».

krapivin12 big
Ил. Е.Стерлиговой к повести-сказке В.Крапивина «Ковёр-самолёт»

 


 

Тем, кто только начинает знакомство с творчеством Владислава Крапивина, могут пригодиться следующие публикации:

  • Владислав Крапивин : «Литература — не стадион» / интервью Д. Байкалову // Если. — 2008. — № 10. — С. 272–275.
  • Владислав Крапивин : «Пишу о том, что наболело» / беседу вела Н. Богатырёва // Читаем вместе. — 2008. — № 11. — С. 6–7.
  • Крапивин В. Несколько слов к читателям / В. Крапивин // Крапивин В. Собрание сочинений : в 9 т. — Екатеринбург : 91, 1992–1993. — Т. 1/2. — С.5-11.
  • Советы старейшин : Владислав Крапивин / [интервью Л. Данилкину] // Афиша. — 2013. — № 1. — С. 54–59.
  • Баруздин С. О Владиславе Крапивине / С. Баруздин // Баруздин С. Заметки о детской литературе / С. Баруздин. — Москва : Детская литература, 1975. — С. 258–262.
  • Богатырёва Н. Владислав Крапивин / Н. Богатырёва // Литература в школе. — 2009. — № 11. — С. 20–22.
  • Казанцев С. Барабанщики, вперёд! / С. Казанцев // Крапивин В. Голубятня на жёлтой поляне / В. Крапивин. — Москва : Детская литература, 1988. — С. 5–7.
  • Марченко С. А шпаги нужны! / С. Марченко // Крапивин В. Тень Каравеллы / В. Крапивин. — Свердловск : Средне-Уральское книжное издательство, 1988. — С. 564–571.
  • Павлов А. Паруса командора : благородный наставник юных рыцарей / А. Павлов // Учительская газета. — 2007. — 16 янв. — С. 20.
  • Разумневич В. Первым встать в защиту правды : о книгах Владислава Крапивина / В. Разумневич // Разумневич В. С книгой по жизни / В. Разумневич. — Москва : Просвещение, 1986. — С. 199–207.
  • Соломко Н. Предисловие / Н. Соломко // Крапивин В. Избранное : в 2 т. / В. Крапивин. — Москва : Детская литература, 1989. — Т. 1. — С. 3–6.
  • Шеваров Д. Честные книги и верные оруженосцы / Д. Шеваров // Первое сентября. — 2002. — 17 дек. — С. 7.

 

Желающим получить исчерпывающую информацию советуем обратиться к официальной интернет-странице Владислава Крапивина:
http://www.rusf.ru/vk/
А также к ЖЖ-сообществу «Голубятня на жёлтой поляне»:
http://krapivin-ru.livejournal.com
На официальном сайте писателя можно, кроме того, найти обширные подборки иллюстраций Евгении Стерлиговой.

Также о творчестве художницы читайте:

Байкалов Д. Рисующий читатель / Д. Байкалов // Если. — 2001. — № 2. — С. 291–296.
Богатырёва Н. У романтиков — одна дорога : [о художниках Евгении Стерлиговой и Евгении Медведеве] / Н. Богатырёва // Читаем вместе. — 2008. — № 10. — С. 38.
Пинаев Е. Мой друг — фантастика / Е. Пинаев // Уральский следопыт. — 1990. — № 4. — С. 24–25.

Алексей Копейкин