наверх
Ежко-Бежко и Солнце: болгарские народные сказки
28 июня 2013

Ежко-Бежко и Солнце : болгарские народные сказки / [пересказ с болг. Л. Грибовой] ; рисунки Е. Рачёва. — Москва : Издательский Дом Мещерякова, 2013. — 135 с. : ил. — (BiblioГид рекомендует).

yezhko-bezhkoВ давние-предавние времена, когда ещё не изобрели ни компьютеров, ни книг, ни школ, при помощи сказок взрослые передавали подрастающим детям правила существования и житейскую мудрость.

В сказках часто действуют животные. Но даже маленькие дети понимают, что сказки про животных — на самом деле про людей. Поэтому они не удивляются, если видят, что звери в книжке на картинке выглядят как люди.

Условных сказочных животных в очеловеченном виде рисовали для детских книжек многие художники. Но Евгений Михайлович Рачёв отличается от всех: он узнаваем, своеобразен, его не спутаешь с другими.

Именно этому художнику пришло в голову, что очеловечивать можно не условных зверушек, а реалистических — со всей шерстью, с перьями, с вытянутыми мордами, изогнутыми лапами, со всеми натуральными звериными повадками! Животные Рачёва — вполне «настоящие», абсолютно правильные с точки зрения зоологии, но при этом у них человеческая одежда, человеческая мимика, человеческое поведение.

Это сейчас нам кажется, что такое рисование понятно и вполне естественно. А в 40-х годах прошлого века звери Рачёва выглядели очень неожиданно и даже… опасно. Говорят, что первую книгу, нарисованную художником в этой манере, издатели целый год «придерживали», не подписывали в печать — опасались, что кто-нибудь обнаружит в картинках «неудобные» намёки на какую-нибудь известную персону.

yezhko-bezhko2 bigРачёв был превосходный анималист, умевший живо и достоверно изобразить любое животное, в том числе фантастическое или доисторическое, да и людей он рисовал великолепно. Он иллюстрировал Мамина-Сибиряка и Гаршина, Пришвина и Бианки, Обручева и Казанцева, Кассиля и Осееву… Но лучшая грань его таланта раскрылась в жанре аллегорическом. Безусловные шедевры книжного оформления — иллюстрации Рачёва к басням Крылова, сатирическим произведениям Салтыкова-Щедрина и особенно — к народным сказкам о животных.

«Это очень интересная работа. Мне хотелось рисовать сказочное существо — вроде бы и зверушка, и в то же время несёт в себе черты человеческого характера. Меня это больше всего влекло».

Мир народных сказок о животных — яркий, красочный, очень «характерный» и при этом уютный, тёплый, насыщенный подробностями повседневного быта. Именно эти подробности принесли заслуженную славу Рачёву и его почти настоящим зверям.

yezhko-bezhko3 bigРачёв — один из тех (немногих!) оформителей народных сказок, о которых можно сказать: идеальное, стопроцентное попадание в материал. Какие бы сказки он ни иллюстрировал — русские, чукотские, венгерские, башкирские, украинские, даргинские, чувашские, эскимосские, болгарские — он удивительно точно воспроизводил этнографические особенности, мельчайшие бытовые приметы, которыми и определяется национальное своеобразие народа и его мироощущения. Сказочные звери Рачёва одеты по-человечески, но не в какой-то людской костюм «вообще», а в конкретную традиционную одежду того народа, которому принадлежит сказка: в кухлянку или чапан, кирсетку или пруслик, бурек или кучму, чувяки или царвули…

Здесь, конечно, художнику помогали не только выдающийся талант и качественное образование, но и эрудиция, историко-культурная начитанность, точнее — поскольку речь идёт о зрительном искусстве — «насмотренность». Он много ездил по музеям и этнографическим комплексам, изучал традиционный быт, зарисовывал народные орнаменты, костюмы, утварь, жилище — и все эти наработки использовал, оформляя ту или иную книжку.

Многолетним «соавтором» и незаменимым помощником Рачёва была его супруга — Лидия Ивановна Грибова, составитель и переводчик сказочных сборников. Вместе с Евгением Михайловичем она собирала материал для его будущих книг, разыскивала альбомы и энциклопедии, полезные художнику, ходила по выставкам, помогала выбирать наилучшие образцы для работы, а когда иллюстрации были готовы — собственноручно выстраивала макет книги.

yezhko-bezhko4 big

Ил. Е.Рачёва к болгарской народной сказке «Как черепаха по воду ходила»

Составляя сборник «Ежко-Бежко и Солнце», Л.Грибова взяла за основу книгу болгарских народных сказок «Дядо, баба и внуче», выпущенный издательством «Български писател» (София, 1971). Из шестидесяти с лишним текстов она выбрала двадцать четыре «животные» сказки и пересказала их по-русски.

Внимательный, начитанный любитель сказок, конечно же, увидит в этой книге множество знакомых «лиц». Как и в русских, и во многих европейских сказках здесь действуют домашние животные, давние спутники человека: коза и вол, пёс и кошка (а также вездесущие мыши). Здесь же и вся лесная тварь — лиса и волк, медведица и заяц (и уже упомянутые мыши). Разумеется, мы встречаем тут узнаваемые аллегорические образы: осёл — вечный работяга, лев — как всегда, царь зверей (и не будем забывать о мышах). Но есть и особые персонажи, которых не встретишь в русских сказках: верблюд, черепаха, птичка Косе-Босе.

Многие сюжеты тоже могут показаться знакомыми: сообразительный петух избавляется от коварной лисы, котишка-плутишка держит в страхе всех лесных хищников, маленькая мышка выручает льва из беды. Но есть и такие сказки, которых мы никогда не читали, и лучшая из них — та, которая дала название всему сборнику: удивительная история о том, как ёжик обидел Солнце и, как ни странно, получил за это награду.

Пересказывая болгарские сказки для русского читателя, Л.Грибова сохранила — что очень важно — особенности национального колорита и красоты слога. Например, в русской сказке лиса несёт петушка «за тёмные леса, за быстрые реки, за высокие горы», а в болгарской сказке звери уходят от злого хозяина «в дальний лес густой, от людей пустой». В наших сказках хозяева угощают гостей похлёбкой и пирогами, музыканты играют на дудочке, а в болгарских — ставят на стол чорбицу и баницу, пляшут под звуки гайды. Даже мышка, спасающая льва, соблюдает местный колорит и грызёт верёвку вот так: крыц, крыц, крыц!

Пышным цветом, конечно же, местный колорит расцветает в рисунках Евгения Рачёва. Ежко-Бежко и его четвероногие соотечественники наряжены в «български носии» — болгарские традиционные одежды. У всех зверей белые ризы — вышитые сорочки. Хитренькая Лиска-Подлиска одета в красивый сукман — тёмное платье без рукавов, расшитое разноцветными узорами; у кумы Лисаны полосатое платье-сая. Обязательный элемент женского костюма — престилка (разноцветный передник) и плотная безрукавка — елек. Звери-мужчины носят старинные штаны потури, непременно перепоясываются широким цветным поясом. Верхняя одежда у них — те же елече (безрукавки) или долактанки (куртки). Кудлатому беспородному псу-пастуху Рачёв рисует традиционный пастушеский плащ — опанджак. А вот царственный лев облачён в драгоценные парчовые одежды по многовековой «византийской» императорской моде.

yezhko-bezhko5 big yezhko-bezhko6 big

«Прежде чем рисовать, — говорил Евгений Михайлович, — надо получше узнать про людей, которые жили в тех местах, где были придуманы сказки». Рачёв специально ездил в Болгарию, посещал музеи народного быта и выступления фольклорных коллективов, рассматривал старинные одежды, делал множество зарисовок. Ведь задача художника — не только отразить в картинках особенности национальной культуры, но и добиться, чтобы звери в человеческих одеяниях выглядели естественно и непринуждённо. Допустим, нетрудно нарядить бабу Мецу — медведицу, которая ходит на двух ногах, или женственную красавицу Котану. А попробуй сконструировать одежду для петуха — чтоб крылья поместились в рукава, — или для верблюда, или для черепахи! И не забывай, что сказка всегда динамична — многих героев надо давать в движении; и у каждого должен быть свой характер, своё выражение лица (то есть морды)!

Стоит лишь открыть книжку — и мы видим, что Евгений Рачёв справился со своими задачами блестяще! Мчится суматошная Лисана — уши прижаты, пятки сверкают; ловко держится у неё на спине находчивый Ежко; а Солнце наблюдает за ними из-за горки с хи-итрой улыбкой!

Улыбается и читатель — радуется «занятной сказочной выдумке», как и хотелось художнику этой книги… и автору тоже!

yezhko-bezhko7 big
Ил. Е.Рачёва к болгарской народной сказке «Волк и собака»

 


 

Всем, кто захочет больше узнать о художнике Евгении Рачёве, пригодятся следующие публикации:

  • Рачёв Е. Почему я стал художником / Е. Рачёв // Детская литература. — 1991. — № 2. — С. 58–63.
  • Рачёв Е. [Беседу с Е. М. Рачёвым записал В. Чижиков] // Мурзилка. — 1981. — № 3. — С. 22–23.
  • Ганкина Э. [Евгений Михайлович Рачёв] / Э. Ганкина // Ганкина Э. Русские художники детской книги / Э. Ганкина. — М. : Советский художник, 1963. — С. 179.
  • Грибова Л. Евгений Михайлович Рачёв (1906-1997) / Л. Грибова // Мурзилка. — 2000. — № 1. — С. 13–16.
  • К 100-летию со дня рождения Евгения Михайловича Рачёва // Мурзилка. — 2006. — № 3.— С. 2–5.
  • Короткова М. Художник-сказочник Евгений Михайлович Рачёв (1906-1997) / М. Короткова // Семейное чтение. — 2007. — № 6. — С. 25–31.
  • Кудрявцева Л. Художники детской книги : [о художниках-иллюстраторах детских книг Льве Токмакове, Евгении Рачёве, Вениамине Лосине] / Л. Кудрявцева // Домашнее воспитание. — 2000. — № 3. — С. 173–176.
  • Ляхов В. Е. М. Рачёв / В. Ляхов // Ляхов В. Искусство книги / В. Ляхов. — М. : Советский художник, 1978. — С. 206–208.
  • Степанова Л. Мастер весёлой сатирической кисти / Л. Степанова // Детская литература. — 1974. — № 3. — С. 73–74.
  • Толстой В. Евгений Михайлович Рачёв / В. Толстой. — М. : Советский художник, 1960. — 167 с. : ил.

Мария Порядина

yezhko-bezhko8