наверх
Юлия Симбирская. Здравствуй, Таня!
10 июля 2014

Симбирская, Ю. С. Здравствуй, Таня! : маленькая повесть / Юлия Симбирская ; художник Сона Адалян. — Москва : РОСМЭН, 2014. — 47 с. : ил. — (Новая детская книга).

simbirskayaПовесть «Здравствуй, Таня!» — победитель конкурса «Новая детская книга» издательства «РОСМЭН», и это само по себе заслуживает внимания. Издатели, за редким исключением, не очень-то жалуют новых авторов, а жаль. Современные дети хорошо знают героев Н.Носова, В.Драгунского, Кира Булычёва, но все они появились давно. А где же герои наших дней? Каков литературный мир писателя, ещё не зачисленного в классики?

Имя Юлии Симбирской известно читателям по сборникам стихов; «Здравствуй, Таня!» — своего рода «школьная повесть».

«Осенние каникулы короткие и скучные», — так начинает писательница свою историю. Здесь нет стремительного действия, головокружительных событий и приключений. Скорее, это «путешествие вглубь», где переживания, моральный выбор, дружба важнее того, что с тобой приключится.

simbirskaya2В некотором смысле «Здравствуй, Таня!» — это встреча героини с самой собой, с тем, какой личностью ей удалось стать, и мы имеем возможность наблюдать за её становлением. Девочки-третьеклассницы как раз в том возрасте, когда сказки и приключения отходят на второй план. Куклы, «дочки-матери», книжки Астрид Линдгрен пока ещё актуальны, но уже надо решать, что делать с ненавистью, завистью, предательством, несправедливостью…

Читая повесть из жизни двух подруг — Тани-большой и Тани-маленькой, нельзя не вспомнить других известных третьеклассниц, тоже тёзок: Люсю Синицыну и Люсю Косицыну. Но, пожалуй, героиня Юлии Симбирской более лирична, чем Люся Ирины Пивоваровой.

Иногда Таня-большая и Таня-маленькая напоминают подросших Малыша и Карлсона. Об одной из них, уверенной в себе и к тому же «низенькой и круглой, как неваляшка», говорят так: «Пока раскопаешь в Тане Арбузовой что-нибудь хорошее, вся жизнь пройдёт».

«Шоколадную пасту я тебе не предлагаю, — говорит она подруге, уплетая вкусности за обе щёки. — Это крайне вредная еда». А застенчивая Таня Веткина доверчиво радуется: «Как хорошо, когда друг о тебе заботится».

simbirskaya3

У Тани-«Карлсона» немало весёлых идей: выбирать имена для будущих детей, сверяясь с картой мира. Венесуэла, Эквадор и Гондурас — звучит прекрасно! Можно играть в звездолёт — ну и что, что постройка маленького соседа Серёжки оказалась при этом разрушена. Ещё можно проводить эксперименты над лягушками…

Однако, если восьмилетний Малыш у Линдгрен безусловно доверяет своему «лучшему в мире» другу, то Таня Веткина, годом старше, уже стоит перед дилеммой: поссориться с подругой или поступить против совести.

Третьеклассники живут в постлиндгреновском мире: весёлых сказочных приключений больше нет, остался лишь в меру упитанный эгоистичный друг, и приходится дать душе определённый труд, чтобы решить, как с ним быть. Героиня Симбирской убеждена: друга, каким бы он ни был, предать нельзя.

simbirskaya4

Показательна одна особенность «нового героя»: его конфликты перенесены из области событий в область отношений. Писательница предлагает нам не развлекательную прозу про условных «смешных детей», но «прозу состояния», фиксирующую поиск предподростком пути к себе и миру. Вместе с тем, было бы небезынтересно посмотреть, как героиня Симбирской повела бы себя в более динамичном тексте.

Впрочем, серия не окончена, и, возможно, мы ещё скажем Тане Веткиной «здравствуй».

Наталья Савушкина