наверх
Джонатан Свифт. Путешествия Гулливера
13 декабря 2012

Свифт Дж. Путешествия Гулливера : роман / Джонатан Свифт ; пересказала с английского для детей Т. Габбе ; [послесл. Л. Кудрявцевой] ; художник Г. Калиновский. — Москва : ИЦ «Москвоведение», 2011. — 176 с. : ил.

«Двухмачтовый бриг “Антилопа” отплывал в Южный океан.

На корме стоял корабельный врач Гулливер и смотрел в подзорную трубу на пристань…»Следующую страницу заливает море, а по краям овала, в который оно заключено, продолжается рассказ о плавании судового врача Лемюэля Гулливера. Вот берег неизвестной страны, куда его занесло кораблекрушением, и первый разворот, на котором — несметные толпы людей и далёкие горизонты, теряющиеся в тумане. Надо смотреть долго и пристально, чтобы распознать в фигурках конных и пеших, вооружённых и безоружных, сначала руку, а потом и лицо Человека-Горы, оказавшегося в Лилипутии. Изображение старается попасть в такт действию. Телега на двадцати двух колёсах перевозит спящего Гулливера, её сопровождает охрана и зеваки, и вся эта процессия переползает с одной страницы на другую, с другой — на третью, а текст идёт сверху, и всё разворачивается почти в режиме реального времени.Обаяние рассказанной Свифтом истории, её фантастическое правдоподобие завораживают по-прежнему, но рисунки Калиновского включают какие-то новые механизмы восприятия, делают повествование объёмным. Здесь всё не игрушечное, а настоящее, однако это вовсе не исключает свободы фантазии и даже озорства. «Жестокий смех» Свифта, его сатира в безукоризненном пересказе Тамары Габбе, адресованном детям, становятся иронией, то весёлой, то печальной. И лицо Гулливера, добродушного ирландского парня, светится грустной жалостью к маленьким, но так серьёзно суетящимся людям. Во второй части всё переворачивается вверх тормашками, и уже крошечный Гулливер доказывает, что и маленький в Стране великанов — тоже человек.

«Рисунки к Свифту нельзя написать, их надо лепить цветом», — сказал художник. И вылепил их из синевы морской и небесной, из всех людей, какие только жили и живут на земле и на картинах разных мастеров и времён. Сине-зелёную гамму не нарушает, но оттеняет великолепный император Лилипутии в алом плаще и доспехах, словно отлитых из бронзы, — самый высокий человек в своей стране.

С 1726 года, когда впервые появились «Путешествия Лемюэля Гулливера в некоторые отдалённые страны света», прошло почти три века. Многое пронеслось перед глазами жителей Земли, и потому художник имел право нарисовать рядом (в толпе лилипутов) людей в рыцарских латах, римских шлемах, причудливых шапках, уборах из перьев, немецких касках… Одни просто глазеют на Гулливера, другие целятся в него из луков, старинных ружей и даже из автомата, не причиняя, впрочем, особого вреда Человеку-Горе. Если лилипуты напоминают европейцев из разных стран, то великаны государства Бробдингнег во второй части книги скорее похожи на фермеров Нового света, хотя у них тоже есть король и королева.

Много поколений детей выросло и полюбило «Путешествия Гулливера» с замечательными иллюстрациями Жана Гранвиля, и трудно было представить героев Свифта в другом обличье. Однако новое время потребовало новых решений. Когда в середине 1980-х годов издательство «Детская литература» предложило Геннадию Калиновскому сделать иллюстрации к «Гулливеру», он долго искал, не делая набросков, но пытаясь внутренним зрением увидеть образы героев, «никак не похожие на те, что рисовал прежде. <…> Только тогда, когда они были найдены, он стал работать на листах бумаги пером, кистью и красками. Работал, как всегда, в платье-рубашке, специально для него сшитом. Чтобы ничего не стесняло его свободы» (Л.Кудрявцева. «Работа — это тишина и покой»).

Результат получился впечатляющим. Кажется, впервые с тех пор, как издаётся роман Свифта, иллюстратор не просто нарисовал забавные картинки, но попытался встать рядом с мыслителем, создавшим это произведение. Художник по-новому решил также и пространство книги. Оно даёт простор не только воображению, но и размышлению над огромностью мира и относительностью всего, что видит, понимает, к чему стремится человек.
«Гулливер читал рассуждения одного местного писателя о том, как измельчали за последнее время его соотечественники.
Писатель рассказывал о могучих великанах, некогда населявших его страну, и горько жаловался на болезни и опасности, которые на каждом шагу подстерегают слабых, низкорослых и хрупких бробдингнежцев.

Читая эти рассуждения, Гулливер вспомнил, что и у себя на родине он читал немало книжек в таком же роде, и, улыбаясь, подумал:
“И большие и маленькие люди не прочь пожаловаться на свою слабость и хрупкость. А говоря по правде, и те и другие не так уж беспомощны, как им кажется”» (Дж.Свифт. Путешествия Гулливера. Часть вторая. Путешествие в Бробдингнег).

Маргарита Переслегина