наверх
Русе Лагеркранц, Эва Эриксон. Моя счастливая жизнь
04 сентября 2015

Лагеркранц, Р. Моя счастливая жизнь : [повесть] / текст: Русе Лагеркранц ; [пер. со швед. Ю. Колесовой] ; иллюстрации: Эва Эриксон. — Москва : КомпасГид, 2014. — 136 с. : ил.

lagerkrantsДетство — огромный шар, сделанный из счастья. Дошкольница Дюнне хорошо знает об этом: внутри шара ей живётся уютно и беззаботно. Даже перед сном она считает вовсе не овечек, а счастливые моменты своей жизни. «Была счастлива», «была счастливой», — в маленькой книжке о маленькой девочке эти слова повторяются двадцать пять раз. Счастье — вот что такое мир.

Странно, но в этом мире со счастьем уживается беда: семья Дюнне состоит из неё самой, папы и котика. Мама Дюнне «ушла» — так взрослые говорят о смерти. Книга необыкновенно точна психологически: до поры до времени глобальные потрясения не в силах прорвать защитную оболочку шара: Дюнне неспособна жить горем. Наступает вечер, и она снова подсчитывает свои «счастья»: живая лягушка, первые гребки на воде и… ведь скоро — первый класс! Счастье — главный мотив жизни Дюнне.

Превращение из дошколёнка в школьницу оказывается делом нервным, но всё-таки, всё-таки, даже стоя в одиночестве на школьном дворе (шар счастья ещё не лопнул, лишь напряглась и просела его упругая поверхность), можно заметить кого-то, стоящего так же одиноко. И когда наступает дружба, снова начинается счастье, даже, кажется, удвоенное. Ведь теперь радость — не только о себе самом, а ещё и о том, чья младшая сестрёнка смешно говорит «я рассидилась!», у кого есть морская свинка Патибой, кто жадничает и ни за что не подарит тебе закладку в виде ангела (ведь она принадлежала прабабушке!). И это ещё одно открытие Дюнне: бывает, что друзья ссорятся, и всё равно дружба — это счастье. Мир Дюнне становится больше на одного друга, и счастья в нём по-прежнему с избытком.

lagerkrants2

Но однажды наступает «день иглы»: счастье с треском лопается. Лучшая подруга Элла-Фрида уезжает жить «за тысячу лесов, полей, лугов и озёр». Несколько дней Дюнне плачет. Разбивает коленку, голову, но плачет не поэтому, а потому, что больше никогда-никогда-никогда не сможет быть счастливой. Пожалуй, это тоже открытие: оказывается, защитный шар счастья не вечен. А мы знаем, что у малышей всё случившееся — навсегда-навсегда, поэтому Дюнне превращается в самую несчастную девочку на свете. Вот так, вдруг, без предупреждения и подготовки.

Пожалуй, можно сказать, что история, рассказанная Русе Лагеркранц, — о переходном периоде, о кризисе, хотя герой — вовсе не подросток, а первоклашка. Психологи ратуют за разнообразие эмоций в книжных иллюстрациях, и Эва Эриксон, художник книги, здесь полностью отвечает их требованиям: такую счастливую, а потом внезапно несчастную девочку ещё надо поискать! Ведь если не радуют даже подаренные папой морские свинки, дело по-настоящему худо…

lagerkrants4

В кризисе, как известно, главное не то, что он произошёл, а то, как разрешился. Кризис — шаг вперёд и даже, может быть, тоже счастье?

Но пока что Дюнне страдает, и страдают её одноклассники: став бесчувственной от собственной сильной боли, Дюнне ранит других. Она разрушает выстроенный мальчишками замок, ведь так хочется хотя бы чуточку быть причастной к чему-то живому, получить хоть какие-то эмоции. Ну что ж, драка — вполне ощутимый «живой» контакт. Вот только Дюнне, у которой больше нет спасительного счастья, не может рассчитать свои силы, и первому попавшемуся под руку достаётся от неё так, что приходится вызывать медсестру. Нет, счастье не вернулось, а Юнатану, возможно, придётся носить вставную челюсть. Теперь Дюнне не только несчастна, но и напугана. Ничего себе история о маленькой девочке!lagerkrants3

Намеренно или нет, автор встраивает в свою простую историю варианты решения проблем. Дюнне пишет Юнатану «извинительное письмо» (интересно, поможет ли это залатать счастье?). И пусть всё решается несколько волшебно: Юнатан жив-здоров и даже получил за страдания новый велосипед, но всё-таки Дюнне совершает ещё одно настоящее открытие, пожалуй, самое важное: счастье — возвращается! Оно качественно иное, новое, непонятное: счастье за другого. Но если поразмыслить, это даже неплохо: ведь счастье за другого невозможно отнять.

  • lagerkrants5
  • lagerkrants6

Теперь мир маленькой Дюнне (нет, уже, наверное, стоит называть её полным именем — Даниэла) стал по-настоящему большим. Её счастье не всегда будет наступать мгновенно, здесь и сейчас. Она узнает, что у счастья бывает привкус горечи: заветный ангелок прилетит-таки к ней, но лишь потому, что Элла-Фрида теперь навсегда далеко и скучает. Чтобы увидеться с любимой подружкой, отныне придётся дожидаться каникул и ехать в далёкий город. Зато на встречу попадут ещё и морские свинки! Вот уж вечеринка так вечеринка!

Теперь у Дюнне всегда будет новое счастье, а впереди ждут и другие открытия. Почти по Булату Окуджаве: шарик вернулся к девочке. И пусть он будет такого цвета, какого она захочет.

Наталья Савушкина