наверх
Леонид Беловинский. Вещи ХХ века в рисунках и фотографиях
25 сентября 2016

Беловинский, Л. В. Вещи ХХ века в рисунках и фотографиях / Леонид Беловинский ; художник Кристина Валенкова. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2016. — 111 с. : ил. — (Речь о России).

belovinskyВещи, которые старше нас, привлекательны тем, что бессловесно свидетельствуют о своём времени. Премудрые древние китайцы даже считали, что очень старая вещь обретает душу, и, кажется, были недалеки от истины. Не очень старые, однако уже вышедшие из повсеместного употребления вещи воспринимаются нами не так отстранённо, как музейные. Притом отношение к вещам прошедшего ХХ столетия зависит от возраста человека. Для одного дисковый телефон — предмет обычный, а смартфон — всё ещё техническая новинка. Для другого такой телефон вместе с ламповым радиоприёмником и катушечным магнитофоном — приметы быта неопределённой эпохи.

Чтобы взрослые вспомнили, а дети узнали, какими вещами и вещичками люди пользовались несколько десятилетий тому назад, а какими — совсем недавно, сделана эта книга. В общем, она должна расставить все вещи по своим местам.

belovinsky2

Поскольку танцевать нужно от печки, первая глава ей и посвящена. Хотя книга называется «Вещи ХХ века в рисунках и фотографиях», и рисунки выполнены с большим старанием, а фотографии подобраны очень интересно, основной объём занимают рассказы Л. В. Беловинского. В первой главе, весьма обстоятельной, читаем о русской печи и её предыстории, о печках-голландках, буржуйках, таганах, примусах, керосинках, газовых и электрических плитах: понемногу о том, как всё это устроено и как работает, как выглядело, когда находилось в наших домах, насколько было удобным или неудобным. Ну и дальше — «от печки» к самоварам, сундукам, стиральным доскам, керосиновым лампам, чернильницам, офицерским часам и часам с кукушкой… Не забыты такие мелочи, как перочистки, точилки для карандашей и карманные фонарики-«жучки».

belovinsky3

Леонид Васильевич Беловинский — историк, автор ряда работ по истории повседневности. Он немолодой человек, поэтому, рассказывая о вещах, обращается и к собственной памяти. Например, вспоминает, как в 1954 году его родители купили шкаф с зеркалом, а в 57-м — электропроигрыватель «Тайга», и с каким чемоданом он сам приехал в 63-м поступать в Московский университет. Если вы старше XXI века, у вас тоже найдётся, что вспомнить в связи с рассказами и иллюстрациями из этой книги.

Тут есть с чем поспорить или в чём засомневаться. Вот автор пишет: «в народе саквояжи нередко называли баулами» (с. 41), — а вы, возможно, слышали, что баулом называли твёрдый округлый чемоданчик, а саквояжем — мягкий. Ерунда, но любопытно, верно ли это вообще или только для какой-либо местности. А что плёночные фотоаппараты теперь, в «век электроники», «годятся только в музей» (с. 94), точно не соответствует действительности: у плёночной фотографии есть свои преимущества и энтузиасты.

belovinsky4

Серьёзный вопрос о ленинградском блокадном метрономе: какие у историка основания утверждать, что метроном в блокадные дни постоянно звучал из репродуктора вместо радиопередач? Смотрите страницу 79: «…В осаждённом немцами во время Великой Отечественной войны Ленинграде репродукторы просто запрещено было выключать. И не потому что велись важные передачи — передач-то как раз и не было. А просто весь день из репродуктора звучало размеренное тиканье метронома». А как же Ольга Берггольц, её книга «Говорит Ленинград»?

belovinsky5

«Вещи ХХ века в рисунках и фотографиях» очевидно рассчитаны на чтение в семье и обсуждение. Не с маленькими детьми, а со школьниками, и не самых младших классов. Ведь здесь затрагиваются проблемы технического прогресса, социального неравенства, эстетического вкуса. Самый детский элемент книги — её обложка (с кошкой и мышкой в интерьере).

Об этажерках с безделушками, гобеленах с оленями и оранжевых абажурах автор пишет вполне миролюбиво.

Светлана Малая