наверх
Жан-Поль Монген. Безумный день профессора Канта
09 октября 2016

Монген, Ж.-П. Безумный день профессора Канта / рассказчик Жан-Поль Монген ; иллюстратор Лоран Моро. — Москва : Ад Маргинем Пресс, 2016. — 64 с. : ил. — (Платон и K°).

kantРозовая книжка поначалу кажется воплотившейся розовой мечтой. Обложка: Иммануил Кант сидит на облачке, из которого льёт разноцветный дождь; профессор блаженно закрыл глаза. Взрослый, ещё не читавший книгу, улыбнётся. И вспомнит, что детям уже много лет толком не рассказывали, какое это интересное дело — философия. К тому же вот так — с элегантными смешными картинками.

Издательство «Ад Маргинем» долгое время работало только для взрослых. Его герои — Лотреамон, Дюшан, Целан, Кафка, Уорхол и Кейдж. История, философия, искусствоведение, непростые поэзия, проза. Взрослый должен кидаться в этот мир без оглядки: его жизнь давно трудна и небезопасна, поэтому, если хочешь разобраться в искусстве творить и мыслить, стоит признать — они тоже трудны и небезопасны. И запоем читать книги «Ад Маргинем».

Но вот издатели совершили пленительный кувырок — запустили серию отлично оформленных книг для детей с рассказами о философах. Серия выходила во Франции, её «куратором» был Жан-Поль Монген, он же написал о профессоре Канте. Читая, взрослый продолжит блаженствовать, но спохватится, когда протянет книгу своему малышу. Ведь это для него книга написана, для взрослого, знакомого с Лотреамоном, Целаном и Кафкой, для его отдыха и увеселения.

В наши дни родители и дети любят меняться ролями, первые не прочь подурачиться, вторые рано взрослеют. Но «Безумный день профессора Канта» смутит даже самых учёных детей. Ребёнок, по крайней мере, русскоязычный, не появляется на свет со словом «антраша» на устах. Ребёнок, где бы он ни родился, в лучшем случае туманно понимает термин «метафизика». Книга же Монгена предполагает осведомлённость в таких вопросах, да ещё и во всякого рода побочных. Тогда и будешь от души веселиться, а не судорожно скрести лоб.

kant2«Профессор Кант, занятый раздумьями о прекрасном и приятном, сделал мимоходом замечание, которое должно было стать новым словом в метафизике: “Гляди-ка, скоро будет буря”».

Неплохо бы знать, что Канта называли «китайцем из Кёнигсберга». Неважно, придумал это прозвище Ницше или оно появилось раньше, просто зная о нём, не растеряешься, наткнувшись на «китайца» в книге. Хорошо бы ещё знать, что Хайдеггер жил намного позже описываемых событий, потому что в книжке он именуется «молодым собратом» Канта, и только. Не зная броду, подумаешь, будто Хайдеггер был едва ли не студентом «китайца». В этом свете подлинным кокетством выглядят аккуратно расставленные точки над «ё». На роль «научпопа», что объяснит суть всевозможных загадок, раскроет часть секретов взрослого мира, книга не годится: философская система Канта здесь не изложена последовательно и доступно. Больше всего история похожа на изящный, местами заумный анекдот о жизни чудаковатого профессора.

«В этот день, по свидетельствам студентов, профессор Кант, вооружённый метафизикой, возвысился до самого неба, уложил гарнизон сверхъестественных сил, потопил Бога в собственной крови, выпотрошил брюхо свободе и довёл до агонии бессмертную душу».

Хоть и брутально, а почти поэзия, и таких фрагментов немало — стоит отметить хороший перевод. Но она не подойдёт ребёнку, если только он не готов бежать к компьютеру прояснять значение всё той же «метафизики» и выискивать догматы о бессмертии души. Дитя в нежном возрасте (на книге стоит маркировка «6+») едва ли будет так развлекаться, есть у него дела поважнее. И с трудом усидит рядом с родителем, захотевшим растолковать ему «брутальный» фрагмент со словарём или ноутбуком в руках. Самые упорные вынесут мысль — Кант, похоже, был атеистом. Позже они поймут, что он любил опровергать себя.

kant3

«Эти вопросы могут не находить ответа с точки зрения науки и в то же самое время решаться с точки зрения морали <…> В действительности мы несём ответственность за свои действия. Рано или поздно наши души обретут вечную жизнь, и Бог вознаградит людей доброй воли… ибо в противном случае выходит, что выгоднее быть злым и счастливым, а не справедливым и несчастным».

Ага, мораль здесь, похоже, не совпадает с эмпирикой, либо что-то в этом роде, но понять нелегко. Примерно так подумает самый упорный и начитанный… подросток (хорошо, если он успел ознакомиться с «практичной» этикой Аристотеля), потому что ребёнок к этому времени книгу уже отложит. Или займётся картинками.

Они спасают: привлекательные, изобретательные, радостные — вот-вот превратятся в мультфильм. Кстати, на странице с «антраша» Кант то ли бежит без оглядки, то ли выделывает какое-то па: обладая недюжинной интуицией, ребус можно разгадать без помощи взрослых. В других случаях придётся наслаждаться иллюстрациями как отдельной историей, читая лишь самые «светлые» и «детские» фрагменты: к примеру, эксцентричные, в духе Мюнхгаузена, рассуждения Канта о жителях разных стран и планет. Разобраться в тёмных местах захочется, лишь когда подрастёшь. Или если рядом окажется взрослый, успевший поднатореть в философии.

kant4

Сумма достоинств говорит: в лучшем случае, это книга «на вырост», книга для детей философов, книга для упрямых любителей непонятного, книга будущего, но никак не книжка, делающая Канта добрым другом младших школьников. В худшем — странноватый артефакт, игра в детскую книжку. Она сама по себе «антраша», выстреливает в десяток целей, промахивается по главной, оставаясь очаровательной и талантливой. Если любите забавные, дорогие, причудливые издания, забудьте о детях, побалуйте себя. Но если ищете для ребёнка что-нибудь доступное и про философию, ищите дальше.

Кирилл Захаров

Сохранить

Сохранить

Сохранить