наверх
Борис Ряховский. Отрочество архитектора Найдёнова
18 декабря 2016

Ряховский, Б. П. Отрочество архитектора Найдёнова / Борис Ряховский ; [послесл. М. Щукиной, С. Дудкина, И. Бернштейна ; ил. Е. Ремизовой]. — Москва : Самокат, 2016. — 158 с. : ил. — (Как это было).

ryahovskiy 1В 1978 году повесть Бориса Петровича Ряховского «Отрочество архитектора Найдёнова» была опубликована в журнале «Новый мир» с предисловием Чингиза Айтматова. В 1986-м её экранизировал Сергей Соловьёв. Фильм — он называется «Чужая белая и рябой» — получил Особый приз жюри Венецианского кинофестиваля.

И только теперь — первое книжное издание повести.

Те, кто смотрел фильм, сразу заметят, приступив к чтению, что сюжет повести сложнее и многолюднее, что в фильме слова, поступки и даже характеры взяты у одних героев и отданы другим. В особенности романтизирован образ отца Ивана Найдёнова. Да и весь фильм, снятый талантливейшим оператором Юрием Клименко и сопровождаемый классической музыкой и песнями эпохи, очень романтичен, несмотря на жестокость ситуации. Может, поэтому, ради интонации и атмосферы, а не только потому, что об эвакуированных в советское время говорить было проще, чем о переселенцах и ссыльных, действие сдвинуто на несколько лет назад, в год 1946-й. В повести — 1954-й (см. стр. 19 издания).

Однако и о повести никак нельзя сказать, что она натуралистична. Вот её первая фраза: «Светлым шатром стоял во тьме городской сад». Обстоятельства суровы, но чуткий взгляд всегда воспринимает красоту широкого мира. Недаром это отрочество архитектора.

film4
Кадр из фильма «Чужая белая и рябой». СССР, 1986. Реж. С. Соловьёв

Место действия здесь важнее всего. Казахстан, Актюбинск. Составитель книжной серии «Как это было» Илья Бернштейн называет его «городом-убежищем»: переселенцы и ссыльные попадали сюда поневоле, среди них были люди высокой культуры, они приносили с собой образ мыслей и поведения — насколько это возможно, конечно.

Если будем читать внимательно, узнаем, что Иван Найдёнов проведёт в Актюбинске всю свою жизнь: отучившись в Москве, вернётся, здесь будет его семья и работа. Его родители — не эвакуированные и не ссыльные. Ещё прадед пришёл в Казахстан в годы столыпинской реформы. С автором было иначе, о чём рассказано в послесловии. Но в том же городе, в отрочестве, после войны он жил, знал горожан, литературные портреты которых написаны в повести. Как Иван Найдёнов, Борис Ряховский показывал свои рисунки ссыльному художнику. И так же, как Иван и как многие мальчишки тех лет, держал голубей и входил в причудливое сообщество голубятников.

  • ryahovskiy 3
  • ryahovskiy 9

Сюжет повести развивается вокруг появления над городом белой голубки — все стремятся поймать её, все, кроме тех, у кого другие насущные заботы. Наивная увлечённость сталкивается с вульгарной злобой и просто жалким недоразумением. Иван ошибается на каждом шагу и очень трудно понимает, что важно, а что — нет.

Сейчас нередко говорится о том, что те или иные произведения советского времени были написаны с оглядкой на цензуру. Вот интересно, что могла бы прибавить полная свобода высказывания, например, этой повести? Точно определённые сведения, кто как оказался в Актюбинске? Но тогда читатель видел бы этот странный, сложный, яркий мир не глазами подростка Найдёнова, а глазами кого-то постороннего, всезнающего.

ryahovskiy 6
Борис Ряховский на голубятне А. В. Гайдайчука. 2016.
Москва, Рогожская Застава. Фото Ивана Щукина.

Для объяснений — конечно, они нужны, и чем дальше во времени, тем больше, — есть послесловия и комментарии. Серия «Как это было» даёт обстоятельные приложения к тексту. В этой книге три статьи: об авторе повести, об истории Актюбинска, о городском голубятничестве 50-х годов. Статьи написаны Мариной Щукиной, Ильёй Бернштейном и уже знакомым читателям серии историком Станиславом Дудкиным.

В заключение — рассказ Бориса Ряховского «Последний ташкарь». Ташкарь — породистый голубь, ташкентский. Рассказ автобиографический, снова про Актюбинск и голубятников. Чтобы после всех объяснений — как, что и почему — прочесть авторский текст, в котором степной ветер несёт куст тальника, «как большую мёртвую птицу, невесомую, с редкими перьями в сухих крыльях», а живая птица кружит «над саманушками в голых дворах».

Светлана Малая