наверх
Анатолий Иткин. Вдоль по памяти
27 августа 2017

Иткин, А. З. Вдоль по памяти : [воспоминания] / Анатолий Иткин ; [послесл. М. Переслегиной ; ил. автора]. — Москва : НИГМА, 2017. — 240 с. : ил.

itkin-oblВсе, кто любит читать, знают, как много значит то, в каком обличье впервые приходит к нам любимая книжка. Особенно это важно в детстве.

Образ времени остаётся в книгах, а лицо книги определяет художник. Если постараться вспомнить хотя бы самые известные издания, которые в разные годы иллюстрировал Анатолий Иткин, получится не просто список хороших книг. Почти каждая из них была событием, а рисунки и даже обложки навсегда запомнились читателям. Судите сами: «Дорога уходит в даль» А. Бруштейн (1957), «Воспоминания юнги Захара Загадкина» М. Ильина (1959), «Я умею прыгать через лужи» А. Маршалла (2-е изд., 1965), «Фронт приходит к нам» Б. Окуджавы (1967), «Сердце Змеи» И. Ефремова (1970), «Рассказы Люси Синицыной» И. Пивоваровой (1975) и много других, столь же памятных.

Ни одна из этих работ не похожа на другую; для каждой художник нашёл своё неповторимое решение, графическое воплощение замысла автора, внешности персонажей, передал атмосферу книги.

Разворот из книги А. Иткина «Вдоль по памяти»

Иткин рано стал мастером. Рано определилась и одна из главных особенностей его таланта — умение «перевоплощаться» вместе с книжными героями; переноситься в разные времена и страны; менять стиль рисования в зависимости от жанра повествования и т.д. При этом все подробности быта, одежды, вооружения, пейзажа точно соответствуют эпохе и месту действия. Обладая такими возможностями, художник справился с задачей, которая была бы непосильна для другого, менее образованного и гибкого мастера. Он иллюстрировал почти всю русскую классику, от Н. М. Карамзина и Д. И. Фонвизина до А. П. Чехова и А. Н. Толстого. Он сделал оригинальные и красивые рисунки к «Сказкам» Ш. Перро и «Волшебным сказкам Англии», романам В. Скотта «Айвенго» и «Квентин Дорвард», повестям М. Твена «Принц и нищий», «Приключения Тома Сойера»; романам Дж. Ф. Купера «Зверобой» и «Последний из могикан».

Иллюстрация А. Иткина к повести А. Н. Толстого «Детство Никиты»
Иллюстрация А. Иткина к повести А. Н. Толстого «Детство Никиты»

К некоторым произведениям художник возвращался не раз, делая новые варианты для новых изданий («Асканио» А. Дюма, «Человек-невидимка» Г. Уэллса). Иногда любимая работа целые десятилетия ждала публикации. Так было с иллюстрациями к роману М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», ради которых Иткин изучил Пятигорск и проехал по Военно-Грузинской дороге.

Любимая техника Иткина — акварель и рисунок пером. Но как по-разному звучит акварель в его работах! В «Приключениях Оливера Твиста» Ч. Диккенса острая лаконичная графика, подсвеченная синеватым или жёлтым, передаёт сумрак старого Лондона, подчёркивает жутковатые и комические положения героев. В иллюстрациях к романам Ж. Верна «Дети капитана Гранта» и «Пятнадцатилетний капитан» — все оттенки синевы и белизны дышат морем; на далёком горизонте синеют горы и просветы неба среди облаков.

Иллюстрация А. Иткина к роману Ж. Верна «Двадцать тысяч лье под водой»
Иллюстрация А. Иткина к роману Ж. Верна «Двадцать тысяч лье под водой»

Мягкие, слегка размытые контуры, рыжеватые тона, неяркий свет преобладают в картинках к повести С. Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука», где жизнь течёт среди степей и лесов в согласии с природой.

Через всю творческую жизнь художник пронёс любовь к А. С. Пушкину, окружению поэта и его эпохе. Началось всё с иллюстраций к книге Льва Рубинштейна «В садах Лицея» (1967). Потом возник удивительный цикл литографий, навеянный романом Ю. Н. Тынянова «Пушкин». В конце 1960-х — 1970-е годы Иткин делает рисунки к «Дубровскому», «Капитанской дочке»; издаётся «Лирика» А. С. Пушкина и «Лирика» П. А. Вяземского в его оформлении. Новой ступенью мастерства стали изысканные, слегка тонированные рисунки к «Прозе» А. С. Пушкина (2008). Наконец, вышел роман в стихах «Евгений Онегин» с цветными акварелями Иткина (2010).

Иллюстрация А. Иткина к повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка»
Иллюстрация А. Иткина к повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка»

Едва ли не первым из известных художников Иткин обратился к прозе Ю. Н. Тынянова. Повесть «Кюхля»; тонкие чёрно-белые рисунки к роману «Смерть Вазир-Мухтара» (консультантами были специалисты по Персии); остранённые композиции к «Подпоручику Киже» и «Малолетному Витушишникову», — это скромный подвиг художника, каких немало в его творческой жизни.

Принципы его работы, которых он придерживается всю жизнь: не стоит заниматься самовыражением, лучше постараться раскрыть текст. «Хозяин в книге — автор», — говорит Анатолий Зиновьевич. Возможно, именно потому, что Иткин прислушивается к голосу писателя, ему удаётся совершать открытия.

Новая жизнь началась для героев повестей «Собачье сердце» и «Роковые яйца», когда их нарисовал Иткин (2015). Изумительное сочетание реализма и гротеска, разума и абсурда, смешного и страшного отражено в иллюстрациях и полностью соответствует стилю М. А. Булгакова. Внимательный читатель заметит, кроме всего прочего, и черты старой Москвы в новой столице середины 1920-х годов, которые мог найти и передать только человек, хорошо знающий историю города. Это знание и любовь проявились и в замечательной серии акварелей «Москва, которой нет» (2012). Город конца XIX — начала XX века, с его старинными особняками, церквами, пешеходами, извозчиками, булыжной мостовой, — глядит на нас с этих листов, как живой. Вот Водонапорные башни на Ярославском шоссе; между ними по рельсам идёт конка — первый трамвай, один вагон, который везут две лошадки…

А. Иткин. Литография раскрашенная «Улица». Разворот из книги «Вдоль по памяти»
А. Иткин. Литография раскрашенная «Улица». Разворот из книги «Вдоль по памяти»

Такой же трамвай в один вагончик, но уже электрический, ходил из центра Москвы в Останкино, бывшее когда-то пригородом. О своём детстве в деревянном доме, где жили в тесноте, да не в обиде; о друзьях-мальчишках, обо всей довоенной жизни, скудной и тревожной, но всё равно счастливой, — рассказал Анатолий Иткин в первой части своей книжки «Детство в Останкине» (2010). Он сомневался, сможет ли продолжить разговор и вспомнить о войне, эвакуации, о голоде… К счастью, это получилось. Рассказ вышел точный и правдивый, простой и в то же время сложный. Автор владеет словом не хуже, чем кистью. Ему удалось передать впечатления ребёнка, подростка, юноши; события и их отражение в сознании будущего художника, запоминающего детали, образы, краски; делающего мгновенные зарисовки лиц, характеров…

  • Ил. А. Иткина к своим воспоминаниям «Детство в Останкине»
    Ил. А. Иткина к своим воспоминаниям      
    «Детство в Останкине»      
  • Эскиз литографии «Прогулка с дедом». Ил. к воспоминаниям «Детство в Останкине»
                      Эскиз литографии «Прогулка с дедом».
                 Ил. к воспоминаниям «Детство в Останкине»

Книжка получилась разнообразная и светлая, даже весёлая. Но как же так? Ведь на детство и юность художника, родившегося в 1931 году, пришлись и годы репрессий, и война, и послевоенное трудное время. В книге есть глава «1937 год»; есть рассказ о дяде, сгинувшем в лагерях. Есть потрясающие страницы о том, что с человеком делает голод. Но зато папа, ушедший добровольцем на фронт, вернулся живым и здоровым! И в голодном 1943 году мальчик начал учиться рисовать в художественной школе и получил продуктовую карточку…

Разворот из книги А. Иткина «Вдоль по памяти»

Автору удалось показать, как ребёнок, для которого рисунок — это игра, шаг за шагом, постепенно превращается в художника. В главе «Детгиз» Иткин даёт портреты своих друзей-художников: Евгения Монина, Вениамина Лосина, Геннадия Калиновского. Он рассказывает о своём поколении, пришедшем в книжное искусство в годы «оттепели»; и о мастерах старшего поколения, таких как Георгий Евлампиевич Никольский и Алексей Фёдорович Пахомов. В заключительных главах помещены размышления художника о работе над классикой; о художественных приёмах в книжной графике. Умение говорить просто о сложных вещах, уважение автора к разным направлениям в искусстве и к разным мастерам, если они того достойны, делают и эти главы интересными для всех.

Книга Анатолия Зиновьевича Иткина, как и всё его творчество, — это школа мастерства и человечности.

Маргарита Переслегина