наверх
Борис Житков. Чёрные паруса
22 октября 2017

Житков, Б. С. Чёрные паруса / Борис Житков ; рисунки Василия Владимирова. — Москва : Мелик-Пашаев, 2017. — 111 с. : ил.

zhitkov-oblЭто повесть о морских приключениях запорожского казака Грицко. Он попал в турецкий плен из-за того, что чёрт дёрнул его турецкую «бабу ухапить — так, для смеху». Грицко вовсе не герой, во всех смыслах. Он — фигура, нужная писателю для показа событий глазами наивного и любопытного человека. Впрочем, писатель здесь так азартен, что быстро бросает начальную идею. Вот только Грицко, глядя на венецианский корабль в Царьграде, не ведает «что вся эта паутина верёвок — снасти, необходимые снасти, без которых нельзя править кораблём, как конём без узды», только ещё думает, «что всё напутано для форсу: надо б ещё позолотить», а уже следующие приключения подступают, и автор не может обойтись без специальных слов, то объясняя их, то оставляя смутно понятными из контекста или надеясь на художника, или имея в виду «Словарь морских выражений, встречающихся в этой книге». Вдруг попадается анахронизм: приказ несётся вдоль галеры по «живому телефону».

Приключенческо-историческая повесть Бориса Житкова «Чёрные паруса» с этими же рисунками Василия Владимирова вышла в ленинградском издательстве «Радуга» девяносто лет назад. Такой книги у нас в библиотеке (РГДБ) нет, зато есть «Морские рассказы» 1935 года, иллюстрированные Павлом Павлиновым. В сборнике — рассказы «Джарылгач», «“Мария” и “Мэри”», «Шквал», «Николай Исаич Пушкин», «Компас», «Вата» и повесть «Чёрные паруса». И соответствующее времени предисловие, в котором, в частности, говорится, что в рассказах Житкова «слабо отражена жестокая эксплоатация моряков, царившая в старом торговом флоте», а также «не получила <…> достаточного отражения и революционная борьба моряков». Однако неизвестный автор предисловия признаёт: «Рассказы Житкова в очень живой форме показывают старый морской быт и отсталость старой техники морского дела».

zhitkov5

С нынешней точки зрения, революционной борьбы и «эксплоатации» в книжке хватает, темы отражены не только в рассказах о предреволюционном прошлом, но и в повести из истории XVII века. Тут и бунт рабов на галере, и межнациональное, межконфессиональное братство угнетённых. В 1935 году издатели отмечали, что этого мало.

Вот если бы к взбунтовавшимся рабам присоединились вольнонаёмные матросы, но нет, писатель не допускает: «галерники были каторжники, рабы, и матросы их топтали».

zhitkov4

То же предисловие сообщает, что повесть «Чёрные паруса» стоит особняком среди «Морских рассказов» и «ценна своим техническим содержанием, может помочь ребятам ознакомиться с техникой парусного флота, поэтому мы и включили её в сборник».

Как познавательная книга повесть действительно ценна. Из неё можно многое узнать об устройстве старинных парусников и их мореходных качествах. Тому очень способствуют иллюстрации — и Павла Павлинова, и (сделанные раньше) Василия Владимирова.

zhitkov2

Отличный рисовальщик Василий Владимиров для советской детской книги работал в 1920-е годы, в конце жизни. В НЭДБ в открытом доступе находится другая весьма занимательная книжечка Бориса Житкова с рисунками этого художника — «Паровоз». Правда, в ней иллюстрирована лишь научно-популярная часть, а не сюжетная (смешная, не сатирическая, о том, как поп вместо машиниста поехал).

И всё-таки в сборнике 1935 года повесть «Чёрные паруса» выделяется прежде всего литературным стилем. Живописный, притом лаконичный язык вообще свойствен Житкову, а здесь ещё он богат на сравнения и метафоры. Сравнений (не подсчитывая) больше, чем метафор, они не то чтобы очень оригинальные, но яркие и ёмкие.

«Базар был всем базарам базар. Казалось, целый город сумасшедших собрался голоса пробовать».

«Мачты с длинными гибкими рейками покачивались на зыби, и казалось, что не длинная галера на вёслах спешит к кораблю, а ползёт к лакомому куску сороконожка и бьёт от нетерпения лапами по воде, качает гибкими усами».

«Грицко смотрел с борта на воду, и ему казалось, что прозрачная синяя краска распущена в воде: окуни руку и вынешь синюю».

«Корабль слегка прилёг на правый борт, и казалось, что светом дунуло солнце и поддало ходу».

Интересно, что частое «казалось» придаёт реальности вымышлено-исторической истории про Грицка, турок, венецианцев и сарацин. Нечто, что кажется чем-то иным, вроде бы должно существовать на самом деле.

Светлана Малая

zhitkov3