наверх
Жуков И.А. Что за шутки!
27 марта 2002

Жуков И.А. Что за шутки! / Худож. В.Уборевич-Боровский. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. — 62 с.: ил. — (Хорошо уметь читать).

Шварц М.Л. Папина азбука: Стихи, загадки, скороговорки / Худож. В.Куркулин. — Фрязино-5: Век-2, 2001. — 63 с.: ил.

Крюкова Т.Ш. Гений поневоле / Худож. Д.Крюков. — М.: Аквилегия-М; Калининград: Янтарный сказ, 2001. — 357 с.: ил. — (Приключения и фантастика для детей).

 

Обложка книги И.А.Жукова «Что за шутки!»

Читать эти стихи рекомендуем не всем детям. Только тем, родители которых применяют в своей системе воспитательных мер «ремень-самопор», стояние в углу и прочие мероприятия, отвергающие принципы педагогики ненасилия. Жалко мне стало двух детей автора, которым он посвятил свои стихи. Работы психоаналитикам в недалеком будущем явно прибавится…

«Стою в углу.
Стою, стою —
Совсем измучились со мной,
И сам себя тихонько бью,
За то, что я такой плохой…»


Обложка книги М.Л.Шварца «Папина азбука»

Буквально шокировал своей азбукой Марк Шварц. Названа она почтительно «Папина азбука», но почтения никакого не вызывает. Откройте любое стихотвореньице, и вас обязательно ждет нечто неудобоваримое. Мало того, что выхухоль у Шварца (действительно, забавное слово, с которым не грех поиграть) «пышной шубкой / Под водой / Выхухляется!», так еще некое «Хрюкало / с почемукалкой кудакало / Полтора часа калякало. / И на грядке редькой хрупало, / Непокормленное хрюкало». Понимаю, словотворчество — занятие архиувлекательное, но не в азбуке же так творить!

Обложка книги Т.Ш.Крюковой «Гений поневоле»

Открывая очередное (сбилась со счета!) творение Тамары Крюковой,уже ни на что не надеюсь: читателя ждет надуманный сюжет и нагромождение словесных штампов. На сей раз оно (произведение) называется «Гений поневоле». Уже первые строки повести о приключениях юного Артема в виртуальном пространстве навевают скуку и уныние, хорошо знакомые герою рассказа А.П.Чехова «Ионыч». Помните, хозяйка дома, которая слыла писательницей, читает гостям свой роман. «Мороз крепчал, и заходившее солнце освещало своими холодными лучами снежную равнину...» У Крюковой: «...Белый, зимний пейзаж, обрамленный в раму окна, навевал спокойствие...», или «Внезапно его неудержимо потянуло в виртуальность...», или «Дойдя до перекрестка, Артем нырнул в переход. На мгновение все горести и тревожные мысли улетучились, а сердце радостно подпрыгнуло…» Подпрыгнуло… И далее в том же духе. Агрессивная графомания. И все потому, что нет на пути у скороиспеченной рукописи никаких преград, хотя бы в лице хорошего, опытного литературного редактора, способного сказать жестко: «Нет!»

Ольга Мургина