наверх

О метро и первой работе, о машинах и оловянных солдатиках, о волшебном коробе и празднике в джунглях и о том, что такое хорошо и что такое плохо.

 
Новые книги сентября
30 сентября 2016

Итогами отшумевшей в начале сентября Московской международной книжной выставки-ярмарки остались довольны не все. Кто-то жаловался на отсутствие внятной навигации и прочие недоработки организаторов, кто-то — на чрезмерную пестроту программы и переизбыток политиков и литературных фриков. Если же отбросить огорчительные частности и сосредоточиться на любимом предмете — новинках детского чтения, стоит всё же признать, что ярмарка получилась хоть и суматошной, но достаточно обильной и щедрой.

Почётным гостем ММКВЯ-2016 стала Греция, и это оказалось очень кстати издательству «Самокат», которое в эти дни не только отмечало 100-летие английского классика Роальда Даля, но и продвигало книгу современной греческой писательницы Алки Зеи «Леопард за стеклом».

Зеи, А. Леопард за стеклом. — Москва : Самокат, 2016. — 270 с. : ил. — (Лучшая новая книжка).

zei«Для тех, кто не предаст», — читаем мы на обложке. Это не пустые слова. Драматические события повести разворачиваются во второй половине 1930-х годов, когда после ухода самоустранившегося от власти короля Георга II Греция погрузилась в пучину военной диктатуры Иоанниса Метаксаса, установившего порядок, который по сути копировал итальянскую версию фашизма. Живущих на прекрасном солнечном острове сестёр Мелиссу и Мирто (восьми и десяти лет, соответственно) политические пертурбации, возможно, не слишком бы волновали, если б не споры и ссоры взрослых, так по-разному проявивших себя при новом режиме. Очень скоро не замечать того, что происходит вокруг, становится невозможно.

«Леопард за стеклом» — одна из этапных книг греческой детской литературы — вернулся к нам в переводе Анны Ковалёвой; в оттепельные 1960-е повесть дважды издавалась на русском языке в переводе Н. Подземской под названием «Наш брат Никос». Никос — двоюродный брат Мелиссы и Мирто, сёстры очень любят его, ведь это он рассказывает им истории о леопарде, однако теперь ему приходится скрываться...

zei2

Посетители сентябрьской ярмарки имели уникальную возможность увидеть и услышать Алки (Альки) Зеи, прибывшую в Москву, несмотря на весьма почтенный возраст (ей 91).


Артур Гиваргизов, хоть и не достиг ещё преклонных лет, вероятно, тоже чувствовал себя живым классиком, подписывая читателям свою новую книгу «В честь короля» на стенде московского издательства «Мелик-Пашаев».

Гиваргизов, А. В честь короля. — Москва : Мелик-Пашаев, 2016. — 63 с. : ил.

  • givargizov
  • givargizov2

По содержанию книгу нельзя назвать новой — все вошедшие в неё тексты прежде публиковались в сборнике «Про королей и вообще». Однако это ни в коем случае не рядовое переиздание. Остроумные иронические сказки Гиваргизова вдохновили художницу Веронику Гаранину на создание удивительных работ, выполненных в технике вышивки с аппликацией; они-то и легли в основу книги «Мелик-Пашаева». Редкая искусность иллюстраций, открывающих читателю дверь в какой-то совсем особый рукодельный ажурно-кружевной мир, не даёт отвести взгляд от страниц, заставляя снова и снова всматриваться в затейливые композиции из лоскутков и ниток. Нет сомнений: это настоящая большая победа писателя, художника и, не в последнюю очередь, издательства, отважившегося на такой необычный эксперимент. Не удивительно, что сборник «В честь короля» был отмечен Всероссийским конкурсом «Образ книги», а Вероника Гаранина получила диплом в номинации «Лучшие иллюстрации к произведениям для детей и подростков».

 

Из других новинок «Мелик-Пашаева» обращают на себя внимание две.

Сигсгорд, Й. Палле один на свете. — Москва : Мелик-Пашаев, 2016. — 47 с. : ил.

Если вы читали эту историю в детстве, то наверняка запомнили на всю жизнь. Проснуться и понять, что ты один, совсем один на всём белом свете!.. Палитра ощущений после осознания сего факта простирается от восторга и ликования до полной катастрофы и кромешного ужаса. Эффект усиливается повествованием в настоящем времени, отчего кажется, будто всё происходит здесь и сейчас. Датчанин Йенс Сигсгорд был, видимо, очень хорошим психологом (а он им и был), потому что ему удалось сочинить сказку, сюжет и смысл которой выходят далеко за рамки привычных дидактических задач. Нет, с мальчиком Палле ничего по-настоящему страшного не случится, ведь «ВСЁ ЭТО ЕМУ ТОЛЬКО ПРИСНИЛОСЬ», как узнаем мы в самом конце, но до того, как наступит спасительное пробуждение...

  • sigsgord
  • sigsgord2
  • sigsgord3

Сказка Сигсгорда издавалась неоднократно, однако так качественно, пожалуй, ещё ни разу. Крепкий переплёт, крупный шрифт, классический перевод Валентина Островского и Юлианы Яхниной, безупречно воспроизведённые картинки Арне Унгерманна — именно благодаря таким книжкам совсем маленькие малыши становятся большими и увлечёнными читателями.

 

Багин, П. Путешествие за Полярный круг. — Москва : Мелик-Пашаев, 2016. — 40 с. : ил.

Когда ребёнок начинает осознавать, что мир вокруг него велик и неизведан, самое время отправиться с ним в дальнее путешествие. Например, за Полярный круг — в компании замечательного художника Петра Багина. Эту книжку он сам и написал, и нарисовал. Доверить половину работы кому-то другому было бы просто немыслимо, потому что, во-первых, все чудеса Крайнего Севера он видел своими собственными глазами и сию же минуту запечатлевал в лёгком рисунке тушью, а во-вторых, от таких чудес даже в самом неразговорчивом художнике просыпается недюжинный талант рассказчика.

  • bagin
  • bagin2

«Я выхожу из яранги, — повествует Пётр Иванович. — Звёзды рассыпались по всему небу. Месяц округлился. Ярко светит Полярная звезда, или Кол-звезда — так называют её чукчи.

По снегу бредут олени. Они бьют копытами снег, забираются в снежные лунки, ищут ягель.

Вот белый олень. На снегу он совсем незаметен. Видны лишь рога и тёмный глаз. Плывут рога, плывёт большой олений глаз.

Позвякивает колокольчик, сухо пощёлкивают копыта».

bagin3

В своих путевых заметках Багин достигает удивительного единства изображения и текста. Художник ничего не выдумывает и не приукрашивает, он лишь делится с нами тем, что видит и слышит, но сочетание безыскусственного рассказа и изящного чёрно-белого рисунка рождает подлинную поэзию слова и образа.

Книга «Мелик-Пашаева» в точности воспроизводит издание «Детской литературы» 1978 года. Единственное отличие — вместо скрепок оно имеет прочный клеёный корешок.


Ещё одним долгожданным переизданием порадовали московские «Облака».

Воловик, А. Человечек на стене. — Москва : Облака, 2016. — 167 с. : ил.

  • volovik
  • volovik2

Книга относится к жанру научно-художественной литературы; это одновременно и полезный познавательный текст, и отчасти беллетристика, сказка. Полное её название выглядит так: «Человечек на стене, или Пятнадцать историй, рассказанных Димкиным папой с помощью смешного Человечка, Карандашного Огрызка, сыщика Зоркий Глаз, простой линии и обыкновенного трамвая». Не всякий догадается, что речь в ней идёт о том, какими знаниями и умениями должен обладать художник — не тот пещерный человек, что разрисовывает дурацкими каракулями стены родного подъезда, а профессионал своего дела, уверенно владеющий всем художественным инструментарием, основами перспективы и композиции, пропорции и светотени, наконец, умеющий по-особому видеть мир, что доступно только настоящим художникам.

Растолковывать читателям азы рисования автору книги Адольфу Воловику помогает именно такой художник — Евгений Галей. Ценители детской книги успели уже соскучиться по его самобытным иллюстрациям, и оттого новое издание «Человечка на стене» вызывает двойную радость.


Некоторые думают, что переиздавать старые книжки проще простого. Сплошное повторение пройденного и больше ничего. Разве есть тут место для творчества и новаций? Сверстал, как было, и всё — отправляй в типографию. Когда же дело доходит до поиска наследников, добычи оригиналов иллюстраций, их реставрации (в случае необходимости), сверки вариантов одного и того же текста и так далее, иные издательства вовсе отказываются от переизданий — чересчур хлопотно, иные же, более упорные, стараются преодолеть все имеющиеся препятствия и сделать свои книги лучше.

В одном из прошлых обзоров мы критиковали издательство «ЭНАС-КНИГА» за небрежность при перевыпуске двух классических текстов с иллюстрациями А. Кокорина и Д. Дубинского. Издательство не сочло критику справедливой, однако в конечном счёте вняло ей, потому что очередная его «новая старая книжка» подготовлена явно аккуратней, чем предыдущие.

Могилевская, С. Мой папа — волшебник. — Москва : ЭНАС-КНИГА, 2016. — 64 с. : ил. — (Новые старые книжки).

mogilevskayaВ сущности, это повесть в рассказах. Подзаголовок гласит: «Одиннадцать маленьких историй про мальчика Сашу и его папу». Истории действительно маленькие и очень простые — о событиях, на первый взгляд, незначительных, происшедших с мальчиком Сашей на даче. Сам мальчик Саша тоже маленький, зато папа у него — большой и очень умный. Да что там, если сказать по правде, Саше он кажется настоящим волшебником, отчего и всё, что случается с Сашей, тоже приобретает немного сказочный оттенок.

Истории, рассказанные Софьей Могилевской, неторопливы и душевны: «...про огонь, который ворчал и сердился в печке», «...про мухомор, который стал великаном», «...про вишни, которые пели песенки», «...про дождик, который плясал на крыше», наконец, одиннадцатая, последняя история «...о том, как они прощались с летом». Под стать созерцательному настроению рассказов нежные иллюстрации Петра Асеева, тонким лиризмом и смелым использованием цвета немного напоминающие работы Геннадия Епишина к повестям Галины Демыкиной.

  • mogilevskaya2
  • mogilevskaya3

В наше неспокойное время стоит, вероятно, сделать одно маленькое предупреждение: если вы считаете, что, повествуя о всемогущем папе-волшебнике, Софья Могилевская транслирует таким образом неуместный в вашей семье «культ отца», стало быть, это не ваша книга.


Новинка московской «КОНТАКТ-КУЛЬТУРЫ» тоже переиздание. Текст внутри книги абсолютно классичен, проверен годами и даже веками читательской практики. Почему же результат своих усилий издательство снабдило осторожным знаком «12+»?

Ершов, П. Конёк-горбунок. — Москва : КОНТАКТ-КУЛЬТУРА, 2016. — 63 с. : ил.

ershovВ этом проекте, а перед нами не что иное как арт-проект, главное действующее лицо — художник. Игорь Олейников попытался сдуть пыль с традиции иллюстрирования «Конька-горбунка» и предложил своё видение хрестоматийного произведения. Уже изображение на переплёте спорит чуть не со всеми прежними мастерами, когда-либо оформлявшими знаменитую сказку и, не мудрствуя лукаво, помещавшими на обложку летящего (слева направо или справа налево) Ивана верхом на верном коньке. Внутри споров не меньше. В поисках свежей трактовки Олейников использует приёмы, заимствованные, вероятно, из комиксов и графических романов, чередует большие полосные и разворотные иллюстрации с оборочными, которые даёт как следующие друг за другом кадры, что неизбежно вызывает ассоциации ещё и с кинематографом. Сходство усиливается за счёт предельной динамичности и экспрессивности большинства изображений. Сказочных персонажей художник часто застает в экстремальной ситуации, фиксирует в неожиданном ракурсе — они или куда-нибудь несутся, или дерутся, или вопят (мы видим разинутые рты). Идея, в общем, ясна: чтобы приблизить классику к современности, необходимы сильные средства, средства, бьющие на эффект, иначе завладеть читательским вниманием вряд ли удастся.

  • ershov2
  • ershov3

Можно ли назвать олейниковскую версию «Конька-горбунка» безусловной удачей, вопрос непростой. Кого-то, возможно, отпугнет помещенный в начале каждой части портрет главного героя (показанного как бы в развитии), который имеет неуловимое сходство с кинематографическим Шариковым и сохраняет знакомые до боли черты даже после превращения в красавца. По-видимому, такова судьба любого эксперимента. К новому нужно сначала привыкнуть, пережить, осмыслить, а уж потом станет понятна степень его жизнеспособности.


Современные художники часто и охотно обращаются к творчеству русских классиков. Не так давно мы с восторгом разглядывали потрясающие развороты Михаила Бычкова, которыми он украсил лапидарные тексты Льва Николаевича Толстого («Море» и «Были»). В новом своём проекте, выпущенном издательством «Речь», Михаил Абрамович замахнулся на самого Александра Сергеевича Пушкина (стало почти традицией — писать на переплёте имя, отчество и фамилию автора-классика полностью). Но, в отличие от Олейникова, Бычков взял для своей книги не всю поэму «Руслан и Людмила», а только всем известный пролог, который так и назвал — «У лукоморья…».

Пушкин, А. С. У лукоморья… — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2016. — 31 с. : ил. — (Образ Речи).

pushkinВ послесловии художник рассказывает о том, что к поэзии великого Пушкина подступался с трепетом и робостью, долго размышлял над каждым словом, пытался понять и представить, какими должны быть герои. Кажется, робость всё-таки победила, потому что на выходе получился этакий широкоэкранный диафильм — цикл красочных картинок-разворотов и подписей к ним, с характерными для диапроектора скруглёнными уголками кадра и тяжёлым, жирным (без засечек) шрифтом.

Пушкинских персонажей Бычков изображает вполне традиционно, хотя и не без иронии: имеются румяные богатыри (в количестве), носатый Кащей, чахнущий над златом (в большом количестве), лохматая Баба Яга в ступе и хвостатая русалка в теле (округлых форм). «Кота учёного» художник заставил ходить по цепи на задних лапах, памятуя о пушкинской пометке на полях рукописи: «Кот, несхожий ни с каким котом». Добиться таким способом несхожести не удалось, поскольку активно жестикулирующий кот стал подозрительно напоминать кота, страдающего склерозом, из «Понедельника…» братьев Стругацких, что только добавило книге непредусмотренного комизма.

pushkin2

Работа издательства, впрочем, заслуживает похвал. Книга отпечатана в Латвии, выглядит роскошно и, несомненно, найдёт своего читателя.

 

О важности роли художника в детской книге исписаны многие тома. Об этом задумываешься снова, листая ещё одну книгу «Речи» — сборник стихов Олега Григорьева «Говорящий ворон», выпущенный в серии «Любимая мамина книжка».

Григорьев, О. Говорящий ворон. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2016. — 64 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

  • grigoryev
  • grigoryev2

Главное, что стоит сказать об этом сборнике, — он чрезвычайно подробно представляет читателю «детское» творчество замечательного поэта. Всего в книгу вошло около 90 стихотворений, и это повод для большой радости, потому что именно в случае с Олегом Григорьевым многим хотелось не «лапши» и не «страничек-невеличек», а полноценного издания, заглянув в которое, без труда можно было бы обнаружить и «Люди от звёзд происходят», и «Обратился я к облакам», и «Внутри и снаружи», и «Рыжих с сивыми», и, конечно, «Витамин роста». Всё это и многое другое у нас теперь есть.

Одна беда — иллюстрации. Они наверняка понравятся детям, потому что сделаны уверенной рукой весёлого и добродушного человека (художника Геннадия Ясинского), бодро рисующего ясноглазых улыбающихся детей, деревья, облака, птичек, собачек, лягушек и пр. и пр. Не хватает только сути, того самого второго-третьего плана, который, если закрыть глаза и читать наизусть, всё равно проступает, давая понять, что стихи Олега Григорьева давно уже не нуждаются в «маскировке». Их больше незачем выгораживать перед цензорами, выдавая за нечто безопасное и благопристойное, их можно просто читать или, если угодно, принимать, как тот самый «витамин роста», всякий раз удивляясь их сложности и многозначности.

 

Если вы попросите меня перечислить примеры идеального совпадения текста и иллюстраций (кроме «Путешествия за Полярный круг», о котором вы уже прочли выше), первым делом я, безусловно, назову Туве Янссон с её муми-троллями, затем Владимира Сутеева с его сказками и картинками и, не в последнюю очередь, Александра Семёнова с его детективно-загадочными историями о приключениях Мурзилки и злой волшебницы Ябеды-Корябеды. Впрочем, было бы странно, если б совпадение во всех указанных случаях вышло неидеальным, автор-то везде един в двух лицах — сам пишет и сам рисует.

  • semyonov1
  • semyonov2
  • semyonov3

Семёнов, А. Ябеда-Корябеда и её проделки. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2016. — 144с. : ил. — (Детективно-загадочные истории о Ябеде-Корябеде).

Семёнов, А. Ябеда-Корябеда и её каверзы. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2016. — 144 с. : ил. — (Детективно-загадочные истории о Ябеде-Корябеде).

Семёнов, А. Ябеда-Корябеда : загадочная гостья. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2016. — 144 с. : ил. — (Детективно-загадочные истории о Ябеде-Корябеде).

С Ябедой-Корябедой мы знакомы давно. Истории об этой злой волшебнице и её коварных агентах в течение нескольких лет (начиная с 1977-го) печатались в любимом журнале «Мурзилка», где Александр Иванович занимал почётную и ответственную должность «младшего научного волшебника института ребячьих проблем, мудреца второго ранга».

Тогда ещё не было в ходу понятия «интерактив», но остроумные сказки Семёнова вполне можно назвать интерактивными, поскольку их публикация неизменно сопровождалась множеством «загадочных» картинок и вопросов на сообразительность, которые ненавязчиво подталкивали юных читателей к недюжинным умственным усилиям. Подписчики «Мурзилки», вовлечённые таким образом в весёлую игру «со смыслом», как бы между делом получали кучу разнообразных сведений обо всём на свете и, что важней всего, — научались нестандартно мыслить, отращивали могучий интеллект, развивали воображение, воспитывали отменное чувство юмора.

semyonov4

Трёхтомник, выпущенный «Речью», вобрал в себя и «те самые», памятные многим «мурзилочные» истории, и совсем новые, написанные недавно. «Ябеда-Корябеда: загадочная гостья» — увлекательная повесть о космических приключениях злой волшебницы и одновременно вдохновенный гимн… «Яичнице?» — встряла бы невоспитанная Корябеда. …Да, и ей тоже! Но в первую очередь, умным книгам и чтению (см.: Литературный салон: Александр Семёнов. Загадочная Ябеда-Корябеда).

Чтобы отправиться в космос, злой волшебнице вовсе не понадобился космический корабль. Ей достаточно было нажать в своём доме секретную половицу, чтобы особняк тут же «взмыл в воздух. Минута — и он затерялся среди загромоздивших небо грозовых туч…»

 

У волшебниц всё просто. А как же было на самом деле? Какие научные открытия понадобилось совершить, чтобы не волшебник, а самый обыкновенный человек преодолел земное притяжение и вышел в космическое пространство?

Об этом рассказывается в книге «Вперёд, в космос! Открытия и достижения», также изданной «Речью».

Климентов, В., Сигорская, Ю. Вперёд, в космос! Открытия и достижения. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2016. — 111 с. : ил. — (Речь о России).

  • klimentov
  • klimentov2

После этой книги многие мальчишки и даже девчонки наверняка захотят стать космонавтами. И не исключено, что кто-то из них совершит, наконец, исторический полёт на Марс. Стыдно сказать, на дворе 2016 год! Все сроки давно прошли! Если помните, у Рэя Брэдбери начало освоения красной планеты датировалось 1999 годом, но из-за медлительности и неповоротливости человечества писателю пришлось сдвинуть датировку на 30 лет вперёд.

О творчестве великого американского фантаста авторы книги историк Вячеслав Климентов, зам. директора Музея космонавтики, и популяризатор науки Юлия Сигорская, сотрудник журнала «Наука и жизнь», напоминают не раз. Названия двух глав они позаимствовали именно у него: «Р — значит “ракета”» (с истории создания первых ракет всё начинается) и «Марсианские хроники».

Некоторые учёные встревожены не на шутку: люди всё больше уходят в виртуальную реальность и всё меньше смотрят на звёзды и стремятся вырваться за пределы земной атмосферы. Будем надеяться, что эта богато иллюстрированная книга, написанная очень толково и увлекательно, хотя бы отчасти исправит сложившееся положение.


Чтобы не думать, будто ракеты летают от волшебного заклинания, полезно изучить книгу, выпущенную издательством «Пешком в историю».

Эдлен, П., Рин, Л. Скрытая сторона : техника снаружи и изнутри. — Москва : Пешком в историю, 2016. — 36 с. : ил. — (Мир вокруг нас).

Неотвязный вопрос, который беспрестанно мучает ребёнка, наблюдающего, как едет поезд, плывёт красавец-теплоход или взмывает ввысь крылатый аэробус, — «а что у него внутри?» Какой механизм приводит в действие и заставляет ожить машину, существенно увеличивающую скорость передвижения человека в пространстве?

  • edlen-rin
  • edlen-rin2

Паскаль Эдлен и Лу Рин отвечают на эти вопросы со всей наглядностью, на какую способна современная детская познавательная книга. Они в подробностях показывают «снаружи и изнутри» фрегат XVII века «Приключение», знаменитый «Восточный экспресс», океанский лайнер «Титаник», цеппелин LZ-129 «Гинденбург», ракету-носитель «Сатурн-5», атомную подводную лодку, пожарную машину, бродячий цирк и даже передвижную криминалистическую лабораторию.

Каждому техническому устройству посвящён ровно один разворот, где приводится изображение машины в разрезе и деловито рассказывается, какая часть за что отвечает. В общем, всё это ужасно интересно!

С французского языка книгу перевела Александра Василькова под наблюдением доктора исторических наук Антона Захарова.


«Обожаю ходить по облакам», — призналась в одной своей книжке Анастасия Орлова. По облакам — это значит по лужам, в которых облака отражаются. А если вскинуть голову и посмотреть вверх, то можно так и застыть с разинутым ртом, потому что зрелище нам откроется совершенно завораживающее.

Крилен, Л. Облака : наблюдаем и изучаем. — Москва : Манн, Иванов и Фербер, 2016. — 44 с. : ил.

Для тех, кто любит глазеть на небо, издательство «Манн, Иванов и Фербер» выпустило специальное пособие. Книга эта не художественная, а научно-популярная, но созерцание облаков — занятие до того романтическое, что пригодится она не только юным метеорологам, но и самым утончённым, самым чувствительным натурам, будущим поэтам и художникам.

  • krilen
  • krilen2

Из книги Линнеи Крилен можно узнать, почему идёт дождь, какого цвета небо, какие бывают облака, как они рождаются, из чего состоят и так далее. Для эстетов есть особые главы: «Облака в легендах и мифах» и «Облака в живописи». Автор очень заботливо относится к читателям и свой рассказ предваряет полезным «Напутствием любителю облаков». Оказывается, у таких любителей есть целое общество — «The Cloud Appreciation Society», куда входит около 30 тысяч человек из 94 стран. Девиз общества поистине прекрасен: «Смотри вверх, любуйся красотой неба и живи, витая в облаках!»

Со шведского языка книгу Линнеи Крилен перевела Ксения Коваленко.

 

Кио Маклиар, автор ещё одной книги «МИФа» — «Дерево желаний» — не произносит вообще никаких девизов и воззваний, но от текста этой сказочной истории и особенно от иллюстраций почему-то теплеет на душе.

Маклиар, К. Дерево желаний. — Москва : Манн, Иванов и Фербер, 2016. — 32 с. : ил.

  • derevo-zhelanij
  • derevo-zhelanij2

Это книжка-картинка (художник Крис Тёрнхам). Текста здесь очень мало и обращён он к совсем маленьким читателям. Мальчик Чарли мечтает отыскать волшебное дерево, исполняющее желания. Брат с сестрой говорят ему, что всё это выдумки, но Чарли не слушает их, берёт верные саночки и отправляется в путь. В заснеженном лесу ему встречаются разные животные, которым он помогает что-нибудь довезти, к вечеру устаёт, и мы видим, как добрые звери везут спящего мальчика на санках. Вскоре волшебное дерево — засыпанная снегом ёлка — находится. Чарли загадывает желание, но мы его так и не узнаем, иначе ведь оно не сбудется. После снегопада мальчик вместе со своими друзьями-животными пьёт чай за большим столом на лесной поляне и благополучно возвращается домой. Всё.

Как «всё»? А где же мораль? В сказке обязательно должна быть мораль, убеждены многие взрослые. Ну, если она вам так уж необходима, можете прочитать издательскую аннотацию на задней сторонке переплёта. Там чёрным по белому написано всё, что должен извлечь ребёнок из этой нехитрой истории. Но, может быть, не стоит скучным голосом произносить то, что и так понятно? Пусть доброта останется добротой, а чудо — чудом.

С английского языка сказку перевела Ольга Епифанова.


Книги московской «НИГМЫ» регулярно привлекают внимание экспертов. Вот и на минувшей ярмарке титула «Книга года-2016» в номинации «Вместе с книгой мы растём» удостоился сборник стихов в пересказах Григория Кружкова «Чашка по-английски» с рисунками Евгения Антоненкова (см.: Коротко: Новые книги марта). Среди победителей другого конкурса — «Образ книги» — тоже есть издание «НИГМЫ». Это знаменитые «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома с иллюстрациями молодой художницы Александры Семёновой (не путать с Александром Семёновым!).

Джером, Дж. К. Трое в лодке, не считая собаки. — Москва : НИГМА, 2016. — 344 с. : ил.

  • jerom
  • jerom2

Чувство меры — первое, что хочется отметить при взгляде на эту книгу. Истинно британская сдержанность и отсутствие желания угодить читателю. Семёнова не пытается натужно смешить, не изображает героев средствами карикатуры, как обязательно поступил бы более прямолинейный художник, которому объяснили, что он имеет дело с шедевром английской юмористики. Иллюстрации здесь комментируют происходящее скорее в лирическом тоне, хотя ироничный взгляд на вещи Семёновой также не чужд. В результате получилось очень мягко и интеллигентно. Книга, оформленная в тёплой неброской манере, создаёт почти идиллическую атмосферу уюта и какого-то особого дружелюбия.

Да, и собака очень симпатичная!

 

Почти одновременно с Джеромом в «НИГМЕ» вышла ещё одна книга, оформленная той же художницей.

Прокофьева, С. Удивительные приключения мальчика без тени и тени без мальчика. — Москва : НИГМА, 2016. — 120 с. : ил.

  • prokofyeva
  • prokofyeva2

Сказочная повесть Софьи Прокофьевой относится к раннему периоду её творчества, когда в произведениях писательницы было гораздо меньше драматизма и мрачной фантазийности, чем в недавних её работах вроде «Босой принцессы» или «Девочки-свечи», и гораздо больше — эксцентрики и веселья. По сути, это современные легкомысленные вариации на классическую тему Шамиссо и Андерсена. На заносчивого Витю Веткина обиделась его собственная тень и решила от него уйти. Что из этого вышло, рассказывается в повести.

Несмотря на простенький сюжет, сказка Прокофьевой, как почти все её сказки, даёт художнику широчайший простор для воображения и творчества. Кажется, здесь Александру Семёнову немного подвело чувство меры, за которое мы хвалили её чуть раньше. Для сказочного жанра сдержанности и мягкой улыбки оказалось недостаточно.


К тому, что тень может разгуливать по улицам отдельно от человека, писатели нас уже приучили. Но чтобы полуостров, отделившись от материка, свободно путешествовал по миру, — это, знаете, ни в какие ворота!

Калмыков, П. Камчатка. — Санкт-Петербург : БХВ-Петербург, 2016. — 24 с. : ил.

  • kalmykov
  • kalmykov2

Если вдуматься, ничего сверхъестественного в этом нет; как известно, в древности двигались целые материки и, говорят, даже сейчас продолжают потихоньку двигаться. А полуостров Камчатка, ко всему прочему, по форме немного напоминает рыбу. И вот одним пасмурным летом, «в ночь с пятницы на субботу Камчатка тихо-тихо отделилась от материка и, вильнув хвостом, поплыла на юг. В Тихий океан».

Нет ни малейших сомнений, что сочинить такую славную сказку мог только очень любящий свой край человек. Так оно и есть на самом деле — Павел Калмыков (см.: Писатели о себе) действительно живёт на Камчатке и вот уже много лет является неофициальным тамошним краеведом.

Сказку свою он придумал давно, ещё до «Королятника…», «Ветерана Куликовской битвы» и «Клада и других полезных ископаемых». В 1988 году она была опубликована в журнале «Урал», а затем перепечатана московским «Кукумбером». Стоит сказать спасибо издательству «БХВ-Петербург» за то, что оно превратило эту совсем короткую историю в отдельную книжку. Но нельзя не поворчать, что картинки в ней (художник Олег Гончаров) могли бы быть менее «лупоглазыми»!


Об Артуре Гиваргизове уже шла речь, когда мы восхищались красотой его книги, выпущенной «Мелик-Пашаевым». Но там были сказки, а здесь — стихи. Причём отнюдь не только Гиваргизова!

Колесо обозрения : стихи современных поэтов для детей. — Москва : CLEVER, 2016. — 136 с. : ил. — (Библиотека Михаила Яснова).

  • koleso
  • koleso2

Книжная серия, запущенная издательством «Клевер-Медиа-Групп», называется очень просто — «Библиотека Михаила Яснова». Открывает её сборник современной детской поэзии «Колесо обозрения», за одно название которого хочется подарить составителю букет цветов. В любовно собранный разноцветный том Михаил Давидович включил всё лучшее, что накопила за последние годы наша детская литература, во всяком случае, поэтическая её часть. Достаточно назвать лишь некоторые имена: Анастасия Орлова, Тим Собакин, Виктор Лунин, Юлия Симбирская, Марина Бородицкая, Галина Дядина (между прочим, это её стихотворение дало название всему сборнику), Сергей Махотин, Пётр Синявский, Григорий Кружков — и сразу станет понятно, какое сокровище подарил нам замечательный мастер. «Все эти стихи, — пишет он в предисловии, — картинки и размышления из жизни ребёнка, и по мере чтения наш герой немножко подрастает, от пяти-шести до восьми-девяти лет. Это самый плодотворный детский возраст и самый драгоценный для того, кто пишет для детей».

Как бы ни был виртуозен составитель, даже скрупулёзно выстроенная антология выглядела бы чересчур разношёрстной, если бы ему не помогал хороший художник. «Колесо обозрения» представляется таким цельным по замыслу и исполнению ещё и потому, что художница Анастасия Смирнова нарисовала к нему много-много симпатичных картинок.


Иногда, стремясь произвести впечатление, наши издатели выпускают нечто настолько невообразимое, что требуется известное присутствие духа, чтобы устоять на ногах.

Ринер, Р., Меттлер, П. Приключения козлика Чарли. — Москва : ИП Вешкина О. В., 2016. — 24 с. : ил.

riner

Есть люди, которые любят ходить в библиотеки, просто потому что им нравится запах книг. Для таких людей, да и для всех остальных читателей, станет, вероятно, большим сюрпризом известие о том, что появились специальные книги, которые можно не только читать, но и… нюхать! Совместное творение радиожурналиста Роджера Ринера (он автор текста) и веб-дизайнера Патрика Меттлера (он автор смешных картинок) стало в Швейцарии настоящим бестселлером во многом благодаря тому, что при печати в нём была применена новейшая технология ароматизации страниц.

Но обо всём по порядку.

riner2

История, которую рассказывают эти весёлые папаши, вкратце такова. Козлику Чарли нравится козочка Алина, но он стесняется ей в этом признаться, поскольку не уверен, что от него хорошо пахнет. Чарли отправляется на поиски волшебного аромата, который поможет ему стать неотразимым, и по ходу дела встречает самые разнообразные запахи: мяты, лимона, клубники, яблока, мёда, розы, лаванды и так далее. Если ребёнок потрёт пальчиком соответствующую страницу, она немедленно заблагоухает тем, что на ней нарисовано. Остаётся только, всплеснув руками, воскликнуть: до чего дошёл прогресс!

Особенно беспокойных родителей издатели уверяют, что все запахи имеют натуральную основу и никакого вреда здоровью ребёнка не причинят.


С книжкой Майи Г. Леонард «Фабр. Восстание жуков», выпущенной московским издательством «Робинс», тоже всё не просто.

Леонард, М. Г. Фабр. Восстание жуков. — Москва : Робинс, 2016. — 301 с. : ил.

leonardНа первый взгляд, это обычная приключенческая фантастика. Мальчик по имени Даркус, тринадцати лет, в одночасье становится сиротой — его отец Бартоломью Катл в один отнюдь не прекрасный день исчезает из запертого кабинета лондонского Музея естествознания. Сюжет поначалу не слишком-то увлекает, но автор — разумеется, англичанка — делает всё как надо: ловко сплетает интригу, умело создаёт атмосферу тайны (у Даркуса внезапно появляется странный друг — очень крупный жук-носорог), и скоро обнаруживаешь, что до развязки уже рукой подать, настолько захватывающе выстроено повествование.

Для Майи Г. Леонард это дебют в литературе — книга, открывающая задуманную трилогию, появилась на свет весной 2016 года. Успех оказался заметным — роман получил лестные отзывы и хорошо продавался. Будучи новичком, писательница пока ещё не рискует слишком далеко отступать от канонов приключенческого жанра, поэтому на всей её истории лежит печать некоторой предсказуемости, да и главная злодейка очень уж напоминает какую-нибудь Круэллу Де Виль, но в целом книга «Фабр. Восстание жуков» (в оригинале — «Beetle Boy») ярко выделяется на общем фоне популярной подростковой беллетристики.

Кроме лёгкого необременительного чтения, издатели предлагают тинэйджерам ещё одну забаву, вполне в духе нашего времени. «Скачай приложение “Живая картинка” в Google Play и AppStore, — читаем мы на задней крышке переплёта. — Наведи телефон или планшет на обложку и СДЕЛАЙ СЕЛФИ с главным героем книги — ЖУКОМ-НОСОРОГОМ, а потом поделись им в своих социальных сетях».

Обязательно надо будет попробовать.


Напоследок чувство долга велит сказать несколько слов о книге, предназначенной не для детей и даже не для всех взрослых. Круг этих избранных — фанатиков своего дела — всегда был достаточно узок, однако в последние годы он вроде бы расширяется.

Хеллман, Б. Сказка и быль : История русской детской литературы. — Москва : Новое литературное обозрение, 2016. — 555 с. — (Научная библиотека).

hellmanМонографию финского литературоведа Бена Хеллмана отечественным специалистам в области детской литературы следует читать, предварительно приструнив зависть и ревность. На первых порах она воспринимается почти как оплеуха, как недвусмысленный упрёк: что же вы, граждане, сами-то не написали такую же внятную и толковую историю своего любимого предмета?

Оправдываться можно сколь угодно долго. Факт остаётся фактом: на русском языке подобных исследований нет. Вернее, не было до сего дня, когда в результате титанических усилий переводчика Ольги Бухиной мы получили в безраздельное пользование труд жизни другого титана, сумевшего обозреть и описать более пяти веков отечественного «детлита».

Темой, связующей столетия и бесконечную череду писательских имён, Хеллман избрал противостояние или, в иные годы, относительно мирное сосуществование литературы, отражающей жизнь (реализма), и литературы, жизнь преображающей (сказки), отсюда и название. Оттолкнувшись от «Азбуки» Ивана Фёдорова, он методично, шаг за шагом, движется вперёд согласно незыблемым принципам хронологии, стараясь не упустить из виду ни одно мало-мальски значимое событие.

Есть ли у книги Хеллмана недостатки? Есть. Совершенно очевидно, что дореволюционную русскую детскую литературу он знает гораздо глубже, чем советскую. При чтении очень заметно, как, перевалив через рубеж 1917 года, исследователь начинает «гнать лошадей» и временами просто задыхается от обилия материала.

Есть ли в книге ошибки? Есть. Особенно это касается всё того же советского периода, при изучении которого автор позволяет себе излишнюю поспешность в выводах, что сказывается на точности фактов (и наоборот).

Делает ли всё это книгу менее ценной? Нет, не делает. Труд у Хеллмана и впрямь получился титаническим, а исследовательские просчёты даже при самом придирчивом взгляде не кажутся фатальными.

Впрочем, это повод для отдельного обстоятельного разговора.

Алексей Копейкин

О ночном садовнике и мышонке-путешественнике, о малыше и чудовище, о Марте и фантастическом дирижабле, о детективе Щуке и Отдохновении миссис Мэшем, о средневековой музыке и советском киноплакате.