наверх

О жёлтой сумке, ведьмочке и заколдованном псе, о добром льве, медведе и обезьянах, о животных-архитекторах и животных-врачах.

 
Новые книги февраля
29 февраля 2016

В книжном ассортименте февраля можно не искать сквозных тем или иных «красных нитей», можно просто порадоваться приятному разнообразию.

«Достоверность и отсутствие приукрашенности детских переживаний — редкое в общем-то явление в нашей современной литературе для детей. Предельная искренность интонации — ни розового присюсюкивания, ни фальшивой позолоты», — так Екатерина Мурашова, практикующий психолог и писатель, оценила дебютную книгу Дарьи Вильке «Грибной дождь для героя» (2011). Эти черты свойственны всем произведениям Вильке. Таковы и резонансный, как сейчас принято говорить, «Шутовской колпак» (2012), и «Мусорщик» (2015) — «история-притча», по словам автора, «самая странная и самая любимая» из всего написанного на тот момент, — и новая повесть «Между ангелом и волком».

Вильке, Д. Между ангелом и волком. — Москва : БерИнгА, 2015. — 95 с. : ил. — (Метаморфозы).

vilke«Почти рождественская история, в которой переплетаются реальность и магический мир легенд Верхней Австрии». Если же развеять лёгкую полусказочную дымку, окутывающую Городок Ц., окажется, что перед нами — правдивая и «жёсткая» (ещё одно популярное ныне слово) история взросления героя, мальчика с почти волчьим именем Вольфи и «нездешней, ангельской фамилией Энгельке».

Но развеивать ничего не надо. Этот необычный флёр с оттенком фантасмагории помогает почувствовать атмосферу старинного провинциального городка, заживо превратившегося в историю.

Горбатые улицы, зарастающие цветами по весне, серая готическая церковь и лошадь, везущая телегу с яблоками. Капеллан в качестве школьного учителя. Мрачные ночи, госпожа Берхт и Дикая охота. Горожане, которые вроде бы не верят в эту чертовщину, но всё же принимают предписанные традицией меры предосторожности. Бродячий цирк, приезжающий почти каждый год в конце лета. Обычай бить детей: за шалости, для профилактики и просто так — «рука сорвалась». Это естественно (по крайней мере, в нашем представлении) для Средневековья или каких-нибудь других столь же дремучих времён. Выписано всё хорошо — образно, выпукло, явственно.

И вдруг — билет на автобус, ковбойское кино, «стопка пожелтевших фотографий, на которых где-то сзади всегда фашистские кресты», мечты Вольфи о том, как он вырастет и станет дальнобойщиком… Преодолев недолгое замешательство, понимаешь, что Городок Ц. не явился из глубины веков, он существует сегодня. А проблемы, о которых говорит Вильке, относятся к разряду вечных. Всегда были и будут люди, которые не умеют или боятся любить, родители, забывшие, что когда-то тоже были маленькими, и взрослеющие дети, которые ищут свой путь. И все они — словно канатоходцы «на натянутом канате между взрослым и ребёнком где-то внутри», или, как определил Вольфи, «между ангелом и волком в себе».

О том, из чего выросла эта книга, как и для чего писалась, Дарья Вильке рассказала в своём недавнем интервью, где призналась, что ей «ужасно хотелось», чтобы повесть «Между ангелом и волком» иллюстрировала именно Саша Ивойлова. Желание автора сбылось, и появились рисунки, которые освещают «самое важное и сокровенное в тексте», но при этом стараются «не мешать читателю создавать свой мир».

Издательство «БерИнгА» рекомендует повесть Вильке для семейного чтения, и это верный совет.


В своей новой книге Станислав Востоков демонстрирует редкое умение — рассказывать просто о сложном. Если же учесть, что обращается он к детям лет десяти, а тема способна загнать в тупик кого угодно, то это больше чем умение — это почти искусство.

Востоков, С. Криволапыч. — Москва : Клевер-Медиа-Групп, 2016. — 103 с. : ил. — (После уроков).

vostokovГлавный герой новой повести — молодой енотовидный пёс, которому «до зайчиков надоели дом и родители», не обеспечившие своего отпрыска не то что отдельной норой, но даже именем: Криволапыч — это отчество. Зато отец поведал сыну легенду о Большом переселении и Новой жизни. И вот однажды, «ранним утром позднего марта», Криволапыч отправился в Земли заката на поиски Рая енотовидных, о котором говорило древнее пророчество. Поскольку отчая нора находилась в окрестностях Выборга, то ближайшей «закатной землёй» оказалась Финляндия.

Издательская аннотация («Увлекательные и опасные приключения енотовидного пса Криволапыча и лиса-вегетарианца Вегана в Финляндии!») рекламирует только «внешнюю» привлекательность повести. Между тем, «Криволапыч» — это умный, спокойный разговор о толерантности, демократии, патриотизме, национальной гордости, мигрантах, правах, свободах, своём уставе и чужом монастыре.

И об экологии. С ней особенно интересно. Оказывается, некоторые аспекты этой науки о взаимодействии живых организмов между собой и с окружающей средой вполне приложимы к человеческому обществу.

Читается книга на одном дыхании благодаря динамичному сюжету, хорошему языку, точно выбранной интонации, а также мягкой иронии, которую нечасто, но очень уместно позволяет себе автор. Даже без иллюстраций легко представить политкорректного чипированного лиса-вегетарианца и взъерошенного енотовидного, знающего что почём.

Тем не менее, рисунки в книге есть. Они принадлежат Марии Воронцовой. «Криволапыч» — четвёртая книга Востокова, которую иллюстрировала эта художница. Первой стала «Зимняя дверь» (2011), за нею последовали «Рябиновое солнце» (2013) и «Фрося Коровина» (2014). Похоже, уже можно говорить о сложившемся творческом тандеме писателя и иллюстратора.

Завоевавший одно из призовых мест в последнем сезоне конкурса «Книгуру», «Криволапыч» открывает новую серию издательства «Клевер-Медиа-Групп» — «После уроков».


Среди изданий петербургско-московской «Речи» как обычно преобладают переиздания. Но бывает, что переиздания дороже иных новинок, поскольку возвращают современным читателям поистине замечательные книги в современном полиграфическом исполнении. Особенно это касается тоненьких книжечек на скрепке.

«Любимая мамина книжка» на сегодняшний день насчитывает уже около ста пятидесяти книг. Неплохой результат для серии, появившейся в августе 2014 года. Из последнего пополнения серии мы выбрали две сказки и одну почти поэму.

Петушок — золотой гребешок. — СПб. ; М. : Речь, 2016. — 14 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

Петушок, петушок,
Золотой гребешок,
Масляна головушка,
Шёлкова бородушка,
Выгляни в окошко,
Дам тебе горошку.

petushokДаже те, кто забыл сказку о трёх неразлучных друзьях — коте, дрозде и петухе, помнят песенку, которой сладкоречивая лиса подманивала доверчивого петушка. А вот яркие, самобытные рисунки, которые украшают издание «Речи», знакомы немногим: русскую сказку в обработке Алексея Николаевича Толстого с иллюстрациями изумительной Веры Павловой выпустило в 1991 году петербургское издательство «Седа», ныне несуществующее. Конечно, полиграфически то давнее издание заметно уступает нынешнему.

Кстати, для чтения малышам лучше выбирать эту сказку именно в обработке Алексея Толстого, поскольку его вариант заканчивается хорошо: кот и дрозд спасают петушка и наказывают лису. Ну а данное издание ещё и поспособствует формированию художественного вкуса ребёнка.

Толстой, Л. Три медведя. — СПб. ; М. : Речь, 2016. — 23 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

tolstoyСказку о трёх медведях, чей устроенный быт однажды порушил бесцеремонный человек, можно найти у многих европейских народов. В Англии, например, есть вариант и с юной красавицей по имени Златовласка, и со зловредной старушонкой. Судя по тому, какой рассказчику виделась дальнейшая судьба старушки (свернула шею, выпрыгнув из окна; заблудилась в лесу; выбралась из леса, но была арестована констеблем за бродяжничество), симпатизировать этой героине у англичан не принято.

В России сказка бытует в пересказе Льва Николаевича Толстого. Он сделал медведей абсолютно русскими персонажами, уважительно назвав главу медвежьего семейства Михаилом Ивановичем, его жену — Настасьей Петровной, а их сына — просто Мишуткой. Художники же рисовали медведей одетыми на русский манер и селили их в бревенчатых избах, стоящих посреди дремучего леса.

Так поступил и Юрий Зальцман. Сказка «Три медведя» с его иллюстрациями, которую издала «Речь», прежде выходила в 1976 году в издательстве «Малыш».

Прокофьева, С. Кто лучше? — СПб. ; М. : Речь, 2016. — 13 с. : ил. — (Любимая мамина книжка).

prokofyevaМы знаем Софью Прокофьеву как автора великого множества необыкновенных сказочных повестей. Однако свой путь в литературе она начинала как поэт. Её первой книжкой стала вот эта, увидевшая свет в московском «Детгизе» в 1957 году и недавно изданная «Речью», что называется, один в один. Стихотворение «Кто лучше?» довольно длинное, но разве может быть коротким спор гордых мам о непревзойдённых талантах и красоте своих малышей?

Софье Леонидовне всегда везло с художниками. Вот и над этой книжкой вместе с начинающим автором работал в те годы сам Евгений Чарушин.

 

Эпитет «сам», точнее — «сама», подразумевающий личность очень значительную и чрезвычайно уважаемую, применим и к художнику, чьи иллюстрации к старым добрым сказкам стали без преувеличения маленькой сенсацией.

Гауф, В. Карлик Нос ; Рассказ о Маленьком Муке. — СПб. ; М. : Речь, 2016. — 87 с. : ил. — (Образ Речи).

gauffПоявление этой книги в серии «Образ Речи», предоставляющей «своеобразный карт-бланш художнику», совершенно естественно. Ведь Ника Гольц, которой принадлежат иллюстрации к обеим сказкам, нередко повторяла, что «книга — это маленький театр, в котором иллюстратор ставит спектакль. Он одновременно и автор, и актёр, и режиссёр, и осветитель, и декоратор». Гольц постоянно возвращалась к любимым авторам, чтобы создать новый «спектакль», который будет отличаться от предыдущих стилистикой, техникой выполнения декораций, игрой цвета и света.

Одним из любимых авторов Ники Георгиевны был Вильгельм Гауф, и сказки этого замечательного немецкого писателя с её иллюстрациями нам хорошо знакомы. Но только не эти! «Речь» нашла рисунки к «Карлику Носу» и «Рассказу о Маленьком Муке», которые никогда нигде не публиковались. Созданы они были в середине 1990-х годов, когда Гольц, по настоятельной просьбе издателей, перешла от любимой чёрно-белой графики к цветному рисунку. То было время торжества яркости и блёсток, и сторонам приходилось прикладывать немалые усилия, «воспитывая» друг друга, чтобы «цветная книга выглядела благородно» и одновременно привлекательно для массового покупателя.

Итак, берём книгу «Речи» и рассматриваем «элегантные, поэтические, трогательные» рисунки, стилистически настолько близкие, что было решено «объединить в одно издание европейскую сказку о Карлике Носе и восточную — о Маленьком Муке».

Переводы взяты классические — Ирины Татариновой и Натальи Касаткиной. Кроме того, обе сказки в этом издании снабжены пояснениями незнакомых ребёнку слов и выражений.


Одна из последних по времени книг московского издательства «НИГМА» тоже нова иллюстрациями.

Робин из Бобина. — М. : НИГМА, 2016. — 48 с. : ил.

robin iz bobinaПри взгляде на эту книгу любой и каждый наверняка вспомнит, как «Робин-Бобин кое-как подкрепился натощак», или что «Робин Бобин Барабек скушал сорок человек». Выдающихся едоков по-разному, но одинаково живо представили нашему читателю Самуил Маршак в 1923 году, а несколькими годами позже — Корней Чуковский. Сколько раз с тех пор издавались эти и другие стихи из знаменитых «Песен Матушки Гусыни» в разных переводах, отдельными книжечками и в составе сборников, знает только статистика. Теперь к ним прибавился «Робин из Бобина» — небольшой сборник коротких «прелестных песенок», которые «помогут детям развить образное мышление, улучшить память и пополнить словарный запас».

Книга «НИГМЫ» по-настоящему красива: художник выполнил свою работу профессионально и с большим вкусом. Иллюстрации в «Робине из Бобина» выглядят так, словно их нарисовал ребёнок, но эта простота обманчива, да и слегка приглушённая цветовая гамма не совсем обычна. При этом крупные, декоративные рисунки, выполненные пастелью, хоть и занимают большую часть пространства книжного разворота, не доминируют над текстом. Напротив, каждый разворот демонстрирует гармоничное единство песенки и картинки.

Этот художник — Катя Шумкова. Её первая книга — «Мастер на все лапы» (изначально курсовой проект) — появилась в 2012 году. Самое большое достижение молодого мастера — «Сказки» Редьярда Киплинга. С этой книгой в 2015 году Катя победила на Всероссийском конкурсе книжной иллюстрации «Образ книги» в номинации «Лучшие иллюстрации к произведениям для детей и подростков».


Общеизвестный факт: интернетом правят котики. И не только интернетом. Свою новую книгу известнейший финский писатель и художник, автор комиксов и иллюстрированных книг для детей посвятил «коту Килле». Разумеется, не случайно.

Куннас, М. Робин Гуд. — СПб. ; М. : Речь. — [46] c. : ил.

kunnasВ 2008 году Издательский Дом Мещерякова выпустил книгу Маури Куннаса (и его жены и соавтора Тарьи Куннас) «Викинги идут!». Высоко оценив эту книгу (см.: Маури Куннас. Викинги идут!), мы стали ждать следующую. Ожидание затянулось. Наконец, в игру вступила «Речь», и появилось, во-первых, переиздание «Викингов…», а во-вторых, новый невиданный «Робин Гуд».

О благородном лесном разбойнике авторы рассказывают в прежнем ключе — анималистически-юмористическом: Робин Гуд — лихой пятнистый кот (вот оно!), леди Мэрион — изящная, но боевая рыженькая кошечка, Маленький Джон — розовый кабанчик, король Ричард Львиное Сердце, ясное дело, гривастый лев и так далее.

«Робин Гуд» — продолжение «Викингов…» в том смысле, что это вполне адекватный краткий пересказ известных баллад, а рисунки при всей их забавности в достаточной мере историчны. Именно благодаря им читатель узнает, как был устроен средневековый город, в каких домах жили, во что одевались, из каких кубков пили и каких лошадей в какие повозки запрягали будущие англичане во второй половине XII века.
Единственный персонаж выбивается из этой исторически достоверной картины. Белый козлик в голубом (ночном?) колпаке и таком же балахоне, зажмурившись и вытянув перед собой руки (не писать же «передние ноги»!), бродит по страницам «Викингов» и «Робина Гуда». Лунатик. Ничего не делает. Вообще. Мелкое шарообразное создание, также присутствующее практически на каждом рисунке, хоть головной убор меняет (рогатый шлем на шапочку с пером), или с моста падает, или прутиком — посильной дубиной машет. А козлик — ничего. Зато искать его — большое удовольствие и неожиданно захватывающее занятие.

«Робина Гуда», как и «Викингов…», перевела Анна Сидорова.


От котиков — к птичкам. Издание «Розового жирафа», несмотря на весёлую обложку,— не стилизация, а полноценная познавательная книга для детей шести-семи лет.

Колмановский, И. Почему птицы не падают? — М. : Розовый жираф, 2016. — 31 с. : ил.

kolmanovskiy

У «Розового жирафа» необычный, но эффективный подход к выбору книг для печати: главными экспертами в этом ответственном деле являются дети и их родители, причём «мнение и вкус детей заслуживают безоговорочного доверия». Точно так же, по мнению издательства, неуёмное любопытство детей, их искренний интерес ко всему на свете заслуживают уважительного и честного, то есть абсолютно научного ответа на любые вопросы. Поэтому появился научно-познавательный аудио-проект «Карманный учёный». Придумал его и много лет вёл Илья Колмановский — журналист, редактор, учёный, руководитель биологической лаборатории Политехнического музея, школьный учитель, популяризатор науки во всех её проявлениях или, как он сам предпочитает себя называть, научный коммуникатор. «Почему птицы не падают?» — его первая книга, продолжающая традиции проекта. С неё начинается серия «Библиотека Карманного Учёного».

Эта небольшая книжка откроет главную птичью тайну — тайну полёта. Она поведает о сопротивлении воздуха и строении птичьего пера. О том, как птицы сделали свои кости лёгкими, а животы тяжёлыми, изобрели уникальный способ избавляться от продуктов жизнедеятельности и научились правильно махать крыльями. Но не только. «В книге я всё время сравниваю мир птиц с миром людей, потому что мне хочется, чтобы каждый мог прочувствовать буквально на собственной шкуре: насколько стремительно скольжение ласточки, как мало весит огромный гусь и как много опоры дают птицам их перья», — говорит Илья Колмановский.

Издатели постарались сделать книгу так, чтобы ребёнок захотел прочитать её самостоятельно: выбрали формат, «специальный шрифт, разработали удобный макет, нашли художника, который всё понимает и про птиц, и про детей, и про Карманного Учёного», — Алину Рубан, которая любит «живое и весёлое рисование».


А вот в «орнитологической» книге московского издательства «Редкая птица» рисование хоть и живое, но предельно реалистичное.

Бабенко, В. Ворона и её родственники. — М. : Редкая птица, 2016. — 31 с. : ил.

babenko

«Точные и изящные» иллюстрации Натальи Габеевой стали прекрасными спутниками коротких, но ёмких заметок Владимира Бабенко. Это тем более приятно, что Наталья — художник начинающий («Ворона…» — её первая книга), а Владимир Григорьевич — известный орнитолог, доктор биологических наук, член Союза писателей России. Перу Владимира Бабенко принадлежит несколько популярных книг о птицах, кроме того, он печатается в таких детских журналах, как «Юный натуралист», «Муравейник», «Филя».

Книга рассказывает о врановых нашей страны: серой вороне, граче, во́роне, сойках, сороках, предпочитающих высокогорье клушице и альпийской галке. Из врановых, обитающих в других странах, автор назвал, а художница нарисовала нарядных сорок из Юго-Восточной Азии и живописную африканскую бронзовую ворону. «Портрет» этой птицы помещён на титульный лист.


В заключение — о нестареющей классике научно-популярной литературы. На сей раз к ней обратился московский «РОСМЭН».

Перельман, Я. Физика на каждом шагу. — М. : РОСМЭН, 2016. — 216 с. : ил.

perelmanРазумеется, «Библиогид» рассказывал и о Якове Исидоровиче Перельмане, и о его знаменитой «Занимательной физике».

«Физика на каждом шагу», как и другие книги Перельмана, учит читателя думать. Делает она это, показывая привычное с неожиданной стороны, иллюстрируя отвлечённые или слишком масштабные явления примерами из повседневной жизни и простыми опытами, которые без труда может повторить практически каждый.

В книге шесть глав: «Немного механики» (самая большая), «На воде и под водой», «На дне воздушного океана», «Тепло и холод», «В мире звуков» (самая маленькая), «Свет и глаз». Всего «сотня пёстрых рассказов из области физики», имеющих «непринуждённую внешнюю форму».

Упомянутая непринуждённость обусловлена тем, что «Физика на каждом шагу» предназначена для тех, «кто владеет лишь самыми начальными сведениями из физики или вовсе ещё не приступал к её изучению». Таким образом, эту книгу можно рассматривать как своеобразное вступление в гораздо более основательную «Занимательную физику».

«Физика на каждом шагу» печатается нередко, но издание «РОСМЭНА» выгодно отличается от многих других интересными современными иллюстрациями А. О. Журавского.

Однако «РОСМЭН» допустил неточность, утверждая, что впервые эта книга вышла в 1934 году. «Физика…» увидела свет годом раньше (Москва : ОГИЗ : Молодая гвардия, 1933. — 192 с. : ил.). Издание 1934 года — второе, дополненное.

Лариса Четверикова

Английская поэзия, тайны заброшенных поместий, импрессионизм, авангард и огород.