наверх

О маленьком автомобильчике и двух капитанах, о компоте и коте Котангенсе, о динозаврах и животных Юга, а также о хитрых и умных художниках-иллюстраторах.

 
Новые книги марта
02 апреля 2017

Мартовский книжный ассортимент традиционно разнообразен; в нём представлены издания для маленьких, для подростков и даже для взрослых.

В конце прошлого года издательство «Речь» в рамках серии «Дар Речи» принялось выпускать известные в 1950–1960-е годы сборники народных сказок (см.: Новые книги декабря 2016). С тех пор появилось ещё несколько книг, представляющих собой улучшенные версии давних изданий.

skazki narodov rossiiСказки народов России. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2017. — 368 с. : ил. — (Дар Речи).

Пожалуй, это самая солидная по объёму книга серии. И всё же она недостаточно «толста», ведь в ней поместилось лишь восемьдесят восемь сказок тридцати четырёх народов Российской Федерации. От каждого — по две-три сказки: три русские, три карельские, две коми, две балкарские… Половина сказок — народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Сказки самые разные — о животных, волшебные, бытовые. Наиболее древние и, следовательно, необычные — северные. Логика и мораль поступков их героев часто неожиданны, не всегда согласуются с нынешними представлениями о добре и зле. Во вступительной статье Марк Ватагин, пересказавший сказки, рассуждает о том, как в них отражается дух народа, его быт, образ жизни, национальный характер, но не забывает подчеркнуть, что «народные сказки — это произведения высокой поэзии. Они создавались творческим воображением многих талантливых сказителей, шлифовались от поколения к поколению и обрели безукоризненную, совершенную форму, благодаря которой сказка пленяет нас в любом возрасте».

  • skazki narodov rossii2
  • skazki narodov rossii3

Художники Александр Коковкин и Татьяна Чурсинова украсили книгу не слишком многочисленными, но достаточно выразительными цветными иллюстрациями, в которых постарались передать национальный колорит сказок. Изабелла Шангина, главный научный сотрудник Российского Этнографического музея, составила «Этнографическую справку». Это короткие заметки о каждом из народов, чьи сказки вошли в книгу.

 

zel pialaЗелёная пиала. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2017. — 143 с. : ил. — (Дар Речи).

«Зелёная пиала» увидела свет в ленинградском «Детгизе» ещё в 1958 году. Анна Александрова и Михаил Туберовский посвятили её умельцам — представителям традиционных ремёсел Средней Азии, добавив немного современного на тот момент материала. Поэтому среди героев книги гончары, оружейники, резчики по дереву, ювелиры и зеркальщики, а также археологи, ветеринары и даже школьники-юннаты.

«Кто выпьет чай из зелёной пиалы, — тот должен что-нибудь рассказать», — так договорились посетители чайханы, пережидающие внезапную метель. И вот, передавая друг другу волшебной красоты пиалу, они рассказывают одну за другой удивительные истории о дружбе, верности, отваге и мастерстве, заставляющем цвести прекрасными узорами даже обыкновенный столб, к которому привязывают верблюдов.

  • zel piala2
  • zel piala3

«Речь» повторила первое издание «Зелёной пиалы». В этом есть и плюсы и минусы. Плюс: мы можем познакомиться с книгой, которую любили несколько предыдущих поколений читателей. Минус: в «Словаре», объясняющем непонятные слова (айван, гафиз, джурапки, кумли и так далее), не использованы ударения. Что же касается иллюстраций Василия Власова, то воспроизводились они не с оригиналов, и, к сожалению, это заметно.

 

gallskiy petuhГалльский петух рассказывает. — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2017. — 287 с. : ил. — (Дар Речи).

Замечательная книга! Не только сборник французского фольклора, но и своеобразный справочник по историческим областям Франции. Даже карта страны имеется, стилизованная, — на форзаце и нахзаце.

Анжу, Бретань, Бурбонне, Бургундия, Гасконь и Гюйеннь… Названия французских провинций звучат волнующей музыкой, интригуют и будоражат воображение, ведь на карте современной Франции отыщутся далеко не все. Где сейчас, например, Анжу? «Разумеется, всё там же, на тех же землях. Только после нового административного деления она большей своей частью вошла в состав департамента Мен-и-Луара, а меньшей — в состав департаментов Эндр-и-Луара, Майенн, Сарта». А в 2014 году очередная территориальная реформа вновь перекроила карту страны, сильно сократив количество регионов. Границы некоторых из них более или менее соответствуют историческим областям… В общем, лучше вернуться к величинам постоянным — книге и собственно сказкам.

gallskiy petuh2

«Галльский петух…» состоит из восемнадцати разделов по числу исторических провинций Франции. Разделы так и называются: «Анжу», «Беарн», а также «Дофине», «Иль-де-Франс», «Корсика» и так далее, вплоть до «Шампани». В них собраны сказки, легенды, стихи, загадки, шутки и анекдоты, в которых отразились природные особенности регионов и характер их жителей. Каждый раздел предваряется исторической справкой; она рассказывает о «судьбе» провинции от древности до наших дней, о важных событиях и знаменитых людях. Эти небольшие заметки непременно нужно прочитать, «прежде чем отправиться к сказкам». Замыкают книгу «Пословицы Франции» и «Справочное бюро галльского петуха», из которого можно узнать о некоторых традициях, существующих в современной Франции. А о самом галльском петухе рассказано в начале книги.

С французского языка тексты перевела Перла Длуголенская, а Вольт Суслов пересказал их для детей. Иллюстрации выполнил замечательный художник Борис Калаушин. Его задорные, полные юмора рисунки очень созвучны французскому фольклору.

Первое издание «Галльского петуха…» состоялось в ленинградском отделении «Детской литературы» в 1978 году.

 

Ещё одна прекрасная во всех отношениях книга того же издательства вышла в серии «Образ Речи».

baryshnikovaБарышникова, А. Сказки А. К. Барышниковой (Куприянихи). — Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2017. — 87 с. : ил. — (Образ Речи).

В 1958 году, когда издательство «Советская Россия» поручило Вениамину Лосину оформление сборника сказок Анны Куприяновны Барышниковой (Куприянихи), будущему знаменитому художнику было двадцать семь лет. Вскоре к нему присоединились Евгений Монин, Владимир Перцов и Виктор Чижиков. Впереди их тоже ждала слава и любовь читателей, а тогда они были просто талантливы, веселы и молоды: Монин — ровесник Лосина, Перцову — двадцать пять лет, а Чижикову и вовсе двадцать три.

Сказки Куприянихи, звучные и напевные, очаровали художников. Работали дружно. Лосин рисовал основные сюжеты, Монин тоже выполнил несколько больших иллюстраций, но его главный вклад — заставки, концовки и форзацы. Чижиков нарисовал только один разворот и одну полосную иллюстрацию, зато они — самые забавные и озорные во всей книге. Перцов писал заголовки и буквицы.

baryshnikova2

Удивительно, какой цельной получилась книга, которую иллюстрировали одновременно четыре художника. Тринадцать сказок, более сотни рисунков: справа на странице, слева, посредине, вверху, внизу, по диагонали на весь разворот. Очень много движения и эмоций. «Сказки А. К. Барышниковой (Куприянихи)» демонстрировали новую для того времени книжную графику. Одними из первых Лосин, Монин, Перцов и Чижиков отказались от солидной повествовательной манеры в пользу лёгкости и динамичности рисунка, использовали тушь и тонкие перья вместо чёрной акварели, отвели важную роль небольшим заставкам, заголовкам и буквицам. Когда сборник вышел из печати в 1961 году, его высоко оценили и профессионалы книжного дела, и читатели. Это было первое по-настоящему красивое издание сказок Куприянихи.

Книга 1961 года давно стало библиографической редкостью. «Речь» возвращает нам её в несколько изменённом виде. У нового издания нет суперобложки, а на переплёте — иллюстрация из сказки «Капризная невеста». Но сами тексты даны, разумеется, в прежнем пересказе — М. М. Сергеенко, а иллюстрации воспроизведены с оригиналов. Кроме того, в качестве послесловия «Речь» включила в книгу рассказ Владимира Перцова о том, как художники работали над иллюстрациями к этим сказкам, — «Звали нас мушкетёрами».

 

Имя Евгения Рудашевского — одно из самых ярких в нашей литературе для подростков. «Библиогид» беседовал с молодым писателем и отмечал появление каждой его новой книги (см. здесь и здесь). А недавно издательство «КомпасГид» опубликовало очередную — третью по счёту — книгу Рудашевского.

rudashevskiyРудашевский, Е. Ворон. — Москва : КомпасГид, 2017. — 172 с. : ил.

В одном из интернет-отзывов о «Вороне» сказано буквально следующее: «Приятно, в погожий свободный вечер, усесться в кресло, укрыться пледом с кружечкой ароматного какао в одной руке, и книгой «Ворон» — в другой. И полностью погрузиться в мир, творению которого приложил не мало усилий автор этой книги — Евгений Рудашевский. Безусловно, на все вопросы читателей книга и ее создатель ответить не смогут, ведь не просто утолить жажду познания каждого человека, однако, большинство интересующих тем раскрыты в полном объеме» (орфография и пунктуация оригинала сохранены).

Автор этих строк книгу не то что не читал, но даже по диагонали не просматривал. Зато, видимо, перевёл предваряющее повесть латинское выражение «In angello cum libello» («в уголке и с книжкой», «уединившись с книгой»), из которого и сделал свои «уютные» выводы. На самом деле книга у Рудашевского получилась жёсткой, неудобной и ранящей. Вероятно, не все смогут прочитать её разом, не прерываясь. Кто-то вообще бросит где-нибудь на сороковой или сорок третьей странице. И это много, потому что есть ещё страницы пятнадцатая и шестнадцатая…

rudashevskiy2

Рудашевский не избегает трудных тем. На сей раз это охота — как яркий пример потребительского отношения человека к природе. Зачем люди охотятся в наши дни? Что испытывает зверь, когда его убивают? Говорят, по-настоящему страдают лишь те, кто осознаёт свою боль. Как понять, что чувствуют и понимают крыса, олень, кошка? Если не охотиться, не рубить лес, а строить фермы и заводы по производству всякой синтетики, будет ли лучше?

Диме, герою «Ворона», четырнадцать лет. До этой зимы, когда он отправился с дядей в тайгу бить соболя, охота виделась ему делом романтическим и благородным. Вопросы вроде вышеперечисленных ему в голову не приходили. Обыденная, необратимая (не как в компьютерной стрелялке) и не всегда оправданная жесткость охоты поразила подростка. Но ведь он мужчина. Он должен быть сильным и решительным. Автор даёт Диме возможность испытать себя.

Один из любимых приёмов Рудашевского — подробное описание быта героев, использование колоритных местных слов. В «Вороне» это тоже есть: куржуха, ожеледь, гнус, сбежка… Но вот таким сочным словом, как «обыгание» (способ подготовки мяса к длительному хранению), автор слегка злоупотребляет.

Иллюстрации Петра Захарова, как утверждает издательская аннотация, «вторят настроению книги и обостряют тот внутренний конфликт, который переживает главный герой». Не совсем так: внутренний конфликт есть, а вот в маленькой фигурке ворона — идущего, летящего, каркающего и сидящего спиной к читателю — ничего драматического нет.

 

Скандинавская литература для детей и подростков уже давно стала влиятельным брендом. Сельма Лагерлёф, Астрид Линдгрен, Туве Янссон, Анне-Катрине Вестли, Альф Прёйсен, Турбьёрн Эгнер, Ульф Старк, Турмуд Хауген, Свен Нурдквист, Мария Парр — любая библиотека подтвердит, что их произведения (а среди перечисленных имён есть и признанные классики, и современные молодые авторы) пользуются устойчивым спросом у юных читателей. Родители, которых интересует, что читают их дети, также дают высокую оценку скандинавской книге. Неудивительно, ведь если это сказка — то забавная и тёплая, даже когда в ней что-нибудь приключается на каждом шагу; если повесть для детей — то бодрая и с нетривиальным сюжетом; а в романе для подростков мы обязательно встретим острую социальную тему, неявную эмоциональность и суховатый юмор. И всегда и везде — пристальное внимание к личности героя, его внутреннему миру. Новинка «Белой вороны» станет достойным пополнением воображаемой книжной полки с изданиями скандинавских авторов.

svingenСвинген, А. Баллада о сломанном носе. — Москва : Белая ворона/Albus corvus, 2017. — 191 с. : ил.

«Баллада о сломанном носе» норвежца Арне Свингена адресована подросткам (маркировка «12+»), а значит, автор рассказывает непростую историю, точнее, доверяет рассказать её тринадцатилетнему Барту. Барт немногословен и сдержан, и читатели не сразу поймут, насколько трудно ему живётся.

Барт обитает в трущобном районе, отца нет, мама пьёт да к тому же весит почти двести килограммов. Мальчик ни с кем не дружит. Одноклассники его не гнобят, но и в свою компанию не принимают. А Барт и не хочет. У него есть тайна, даже три. Первая: он ищет отца, сначала в интернете, потом звонит или пишет письма. Вторая тайна: он любит оперу. Барт не расстаётся с mp3-плеером и сам хорошо поёт, но только когда на него никто не смотрит; лучше всего получается в туалете. Третья, в общем-то, никакая не тайна, просто Барт никому об этом не рассказывает: он занимается боксом. Правда, на тренировки ходит, чтобы сделать приятное маме, подозревая, что ей хотелось бы иметь сына покруче.

svingen2

Кажется, дни Барта полны событий и впечатлений. На самом деле это довольно монотонное голодное существование в доме, населённом наркоманами и алкоголиками, на грязной окраине приличного города — на обочине настоящей жизни. «Скучноватое кино — но под весьма драматичную музыку». Всё изменит школьный концерт. В страшном сне Барт не увидел бы себя поющим перед полным залом, но почему-то не стал возражать, когда улыбчивая Ада, с которой он поделился «музыкальной» тайной, сдала его в артисты. Подготовка к концерту станет в жизни Барта тем странным, но, по сути, переломным периодом, когда и хорошее и плохое происходит сразу. Барту придётся выбрать между страхом сцены и пением; понять, нравится ему Ада или он её ненавидит; решить насчёт дружбы с добрым человеком, который всё-таки не отец, и найти способ заставить маму взяться за ум.

«Баллада о сломанном носе» — очередной скандинавский роман воспитания. Один норвежский критик сравнил его с многослойным тортом, сочетающим разные вкусы, текстуры и пару-тройку таинственных ингредиентов. Завершается роман хорошо, и, хотя концовка сделана в духе deus ex machina, читатель этому рад, потому что Барт — сто́ящий парень, а справедливость должна торжествовать хотя бы в книгах.

Арне Свинген — один из самых известных и плодовитых норвежских авторов. Он написал около шестидесяти книг, бо́льшая часть которых адресована подросткам. «Баллада о сломанном носе» увидела свет в 2012 году и сразу же принесла Свингену премию министерства культуры Норвегии за лучшую книгу для детей. В 2015 году роман получил франко-бельгийскую премию «Libbylit Romans Ados», а в 2017-м был включён в Почётный список «Batchelder Award». Эта ежегодная премия, учреждённая в 1968 году Американской библиотечной ассоциацией, интересна тем, что присуждается американскому издателю, выпустившему лучшую переводную книгу для детей и подростков.

На русский язык «Балладу о сломанном носе» перевели Вера Дьяконова и Анастасия Наумова.

 

О Свене Нурдквисте знают, кажется, все. Как не знать автора историй о Петсоне и Финдусе! А ведь Нурдквист сделал гораздо больше, чем эти симпатичные книжки о старике и котёнке. Даже Мама Му со своим другом вороном, гномы и рыболовы не исчерпывают круг персонажей шведского художника и писателя. На русском языке печатались авторские «Минус и большой мир» и «Где моя сестра?», «Философия для детей в рассказах и картинках» (сочинил Пётр Экберг, нарисовал Нурдквист), «Ноев ковчег» (Салли Альтшулер и Нурдквист) и — что особенно интересно в нашем случае — великолепно иллюстрированный Нурдквистом «Дальний путь» Матса Валя. Эту книгу издали в Швеции в 1998 году, она стала второй в своеобразной исторической трилогии. А первая, увидевшая свет в 1995-м, посвящена самому знаменитому шведскому кораблю. Вот она-то и вышла в издательстве «Белая ворона».

nurdkvist

Нурдквист, С. «Васа» выходит в море! — Москва : Белая ворона/Albus corvus, 2017. — 95 с. : ил.

«Васа…», как и «Дальний путь» (и как не переведённые пока на русский «Люди из Бирки»), состоит из двух частей. Первая — повесть известного шведского автора, лауреата Международной литературной премии имени Януша Корчака (1994) Матса Валя, вторая — документальный раздел «Факты о корабле и его эпохе». Над ним работали специалисты стокгольмского Музея корабля «Васа» Биргитта Стапф, Лена Нюгордс и Мария Дальхед. И всё же первым издатели поставили на обложке имя Свена Нурдквиста. Справедливо, потому что без него книга вряд ли бы состоялась.

У «Васы…» есть подзаголовок: «Корабль и его эпоха: факты, пробуждающие воображение». Вот факт: «Васа» затонул, едва вышел из бухты. Другой факт: под грот-мачтой (а эта часть корабля хорошо сохранилась) археологи не нашли и следа особой монеты, которую клали на счастье и удачу. Никогда мы не узнаем, почему был нарушен этот обычай, но Матс Валь, призвав на помощь воображение, поведал, как такое могло случиться. Заодно он описал Стокгольм, комету, верфи, чуму, пожар, польскую войну — всё, что было во время постройки «Васы». А Нурдквист это показал.

nurdkvist2

«Какова задача художника исторической книги? Нарисовать так, чтобы было максимально похоже на правду. Для этого нужно изучить материал», — считает Нурдквист. Он проводил долгие часы в музее «Васы», рассматривая корабль снаружи и изнутри, беседовал с учёными — чтобы создать подробнейшие, со множеством мелких деталей иллюстрации к фактической части книги, Нурдквист использовал старинные карты и изображения Стокгольма, фотографии музейных экспонатов. Фантазия художника повернула время вспять. Вот они, низкие деревянные дома с поросшими травой крышами, сводчатые потолки в таверне, кузнечный горн, из которого вырывается пламя. В особой мастерской из дубовых заготовок вырезают разные фигуры для украшения корабля. В просторной и нарядной офицерской каюте адмирал собирает совещание, а матросы обживают тесную батарейную палубу… Скоро у горожан и моряков будет праздник — великолепный «Васа» выйдет в море.

Со шведского книгу перевела Екатерина Чевкина. Научный редактор Вячеслав Красиков проследил, чтобы не было ошибок. А за дополнительными «корабельными» фактами и впечатлениями стоит зайти на сайт музея «Васы».

 

Следующее издание «Белой вороны» тоже имеет прямое отношение к истории, но уже истории социальной.

buregrenБурегрен, С. Что мы празднуем 8 марта. — Москва : Белая ворона/Albus corvus, 2017. — 89 с. : ил.

Такое название книге Сассы Бурегрен и Элин Линделл (последняя выступила здесь ещё и как художник-иллюстратор) дали в «Белой вороне». Оригинальное шведское название гораздо категоричнее — «Feminism pågår». Понятно без перевода, что посвящена книга феминизму. А вот что такое феминизм и чего хотят его сторонники, нужно разбираться, поскольку слово это нагружено определённым смыслом, не всегда позитивным.

Начав с определения феминизма («социальное движение за равноправие мужчин и женщин») и процитировав Всеобщую декларацию прав человека («Все люди рождаются равными и свободными в своём достоинстве и правах»), авторы рассказывают, как женщины веками противостояли косности общества, не позволявшего «слабому полу» самостоятельно распоряжаться своей жизнью. Среди героинь книги — автор эссе «В защиту прав женщин» Мэри Уолстонкрафт (1759–1797), лидер британского движения за избирательные права женщин Эммелин Панкхёрст (1858–1928) и «величайший теоретик женского движения» Симона де Бовуар (1908–1986). Авторы называют поимённо всех женщин — лауреатов Нобелевской премии, упоминают некоторых женщин — премьер-министров и президентов государств, рассказывают об успешных бизнес-проектах, задуманных и осуществлённых женщинами. Упомянуты сексизм (дискриминация человека по признаку пола), мизогиния (неприязнь к женщине) и гендерное самоопределение. С точки зрения феминизма рассмотрены одежда, работа по дому, карьера, слово «поэт», право плакать, необходимость драться и многое другое. Любопытны «равноправные» рассуждения шведских подростков.

buregren2

Разумеется, в книге преобладают шведские реалии. Помимо всего прочего это означает, что некоторые явления, привычные и понятные для шведов, нам могут показаться странными и даже вызвать чувство протеста. Об этом «Белая ворона» предупреждает в «Слове издателей», заодно сообщая, что текст книги дополнен информацией, актуальной для российского читателя, и подчёркивая важность привлечения внимания к положению женщин в современном обществе.

 

В заключение — об интереснейшей книге, которая была подписана к печати ещё в октябре 2016 года, однако в продаже появилась только сейчас.

eliseyevЕлисеев, А. Зарницы памяти. — Москва : Мир детства, 2016. — 167 с. : ил.

Эту книгу мало назвать творческой биографией народного художника России Анатолия Михайловича Елисеева. Лучшим определением — коротким, ёмким и верным — будут слова Маяковского. Да, их произнесли в другое время и по другому поводу, но всё же: в «Зарницах памяти» Елисеев рассказывает «о жизни и о себе».

Вспоминать Елисеев берётся с самого начала — с небольшого двора в Верхних Сыромятниках, что у Курского вокзала. Городское дворовое детство, о котором сейчас мало кто имеет хоть какое-то представление. Эвакуация и школа. Занятия в драмкружке и съёмки в кино. Недоразумение при поступлении в школу-студию МХАТа. Знакомство с Олегом Ефремовым и роль в спектакле «Современника». Снова кино… Всё описано так живо и ярко, что при чтении возникает эффект присутствия. И всё же главное — это искусство книги, работа художника-иллюстратора, ставшая смыслом жизни. О ней он и рассуждает.

«Что же это за работёнка такая, что за профессия — “иллюстратор”? Художник ли, загнанный в коридор авторской мысли, крепко-накрепко привязанный к рукописи? Наймит послушный?

Да нет. Скорее, он свободный охотник, которому указали на искомую дичь. В нём сохраняется его миропонимание, его мирочувствование.

<…> Свобода творчества иллюстратора, впрочем, как и других исполнителей — актёров, режиссёров, певцов, музыкантов, привязана к миру автора. И если этот мир понравился, полюбился, то и художник чувствует себя в нём комфортно.

Хорошо, чтобы проводником свободы всегда была любовь».

eliseyev2

Это слова человека неординарного, творческого, ищущего и сомневающегося. Доброго. А ещё смелого и безупречно честного. Именно такой может адресовать известную поговорку не только коллегам по цеху, но в первую очередь себе: «…художник пропускает рукопись через себя, а там уж — “из кувшина может вытечь только то, что было в нём”».

Добрая треть книги — иллюстрации Анатолия Елисеева к сказкам народным и литературным, рассказам М. Зощенко и стихам Д. Хармса, повестям Л. Лагина и А. Некрасова, сочинениям А. С. Пушкина и М. Е. Салтыкова-Щедрина, Льюиса Кэрролла, Эриха Распе, Мориса Метерлинка…

«Кувшин» художника Елисеева восхитительно полон.

Лариса Четверикова

Сохранить

Сохранить

О прописных истинах и невероятных приключениях, о культе красоты и «кухне» художника-иллюстратора, о разбойниках и викингах, о бабочках, волшебных линзах и хитроумных ящичках.